Босиком по Борнео
Малайзия - Отзывы и истории туристов

  босиком по борнео

апрель 2009

Долгие годы я знала его под именем Калимантан. Так он представился мне при первом нашем знакомстве, на уроке географии, классе, пожалуй, в пятом. Их было четверо: Ява, Суматра , Сулавеси и он - Калимантан. Самый большой из больших Зондских островов, и второй по величине в мире (после Гренландии).

Нас ничего особо не связывало. Я мало знала о нем и не стремилась узнать больше. Как-то при первой встрече ему не удалось произвести на меня впечатление. Он не являлся мне в ночных грезах, и, признаться, долгие годы я вовсе не планировала возобновлять наше краткое знакомство.

Боже, как же я ошибалась!

Прошло много лет, и мы с ним встретились снова. На этот раз он представился иначе . Он уже был БОРНЕО . И он пленил меня с первой же минуты.

Мы провели вместе 22 дня. Двадцать два дня, которые я никогда не забуду.

Не знаю, увидимся ли мы с ним когда-нибудь еще. Скорее всего, вряд ли.

Но я точно знаю, что буду вспоминать его всегда. Разглядывать его фотографии. Думать о нем, и мечтать еще когда-нибудь встретиться с ним хоть на день.

Я постараюсь рассказать вам о нем так, чтобы вы меня поняли.

Итак, БОРНЕО.

Территорию острова Борнео делят между собой три государства. Большую часть занимает Индонезия, меньшую часть – Малайзия, и совсем крохотный кусочек – государство Бруней.

Основная часть Малайзии вместе со столицей Куала-Лумпуром расположена на Малаккском полуострове, рядом с Таиландом, а на Борнео находятся два ее штата – Саравак и Сабах. Эти штаты присоединились к Малазийской Федерации только в 1963 году, до сих пор являются несколько обособленными и обладают большей автономией, чем прочие административные единицы Малайзии. Например, граждане Малайзии, живущие на полуострове Малакка, могут посещать Саравак и Сабах только по заграничному паспорту, и при этом в паспорт каждый раз ставится отметка иммиграционного контроля, хоть это и одна страна. Причем – справедливости нет. В обратную сторону это правило не работает, и те граждане Малайзии, которые постоянно проживают на Борнео, как раз могут свободно посещать все остальные территории Малайзии без всяких отметок в паспорте.

Жители Малазийского Борнео в целом с некоторым сожалением относятся к факту присоединения к Малайзии, считают, что - сглупили они тогда. Что лучше бы им было остаться независимыми, потому что федеральный центр забирает у них много денег, а развивать их территории не хочет, относится к ним как к провинции, захолустью. И их можно понять. Тем боле, что примеры перед глазами. Примерно в то же время вступить в состав Малазийской Федерации предложили еще и Сингапуру, и Брунею. Бруней сразу же категорически отказался, а Сингапур сначала согласился, два года побыл в составе Малайзии, а потом передумал и отделился обратно. Почему - то его отпустили. И теперь что Бруней, что Сингапур – как сыры в масле катаются. А Сабах и Саравак тоже, в принципе, не бедствуют, но все-таки им завидуют. И что особенно обидно, что ведь вся нефть-то – у них оказалась! В Сабахе и Сараваке! Кто ж знал тогда?! Вот и обидно теперь.

Добираться до острова Борнео по нашим меркам достаточно удобно. Лучше всего лететь Сингапурскими авиалиниями через Сингапур, и очень умным поступком будет - сделать в Сингапуре остановку на пару дней.

Сингапурские авиалинии могу охарактеризовать только с самой лучшей стороны. Сервис отличный, питание отменное (даже мороженное давали, крем-брюле, и еще – яйца-пашот: не представляю, как их можно приготовить в условиях самолета, и также не представляю, как их можно приготовить заранее и потом разогреть, сохранив при этом жидкий желток).

Если приобретать билет в Сингапурских авиалиниях сразу на весь маршрут, из Москвы до Борнео, то можно воспользоваться опцией Singapore stopover, и я очень рекомендую это сделать, тем более, что это бесплатная услуга. Эта любезная авиакомпания предлагает своим клиентам 50% скидку на проживание в отеле (отелей большой выбор, от самых дешевых до самых дорогих), 50% скидку на все питание в выбранном отеле, и плюс бесплатный трансфер из аэропорта в отель и обратно. Просто глупо проигнорировать все эти замечательные возможности.

Потому что Сингапур – это такое место, где всегда можно найти чем заняться. Например, для меня лично это было уже четвертое посещение Сингапура, и все равно нашлось изрядно такого, что я увидела в первый раз.

В первый раз мы поплавали на небольшой лодочке по реке Сингапур и по заливу. Исходили пешком пол-Сингапура, конечно же, посетили наш любимый Чайна-таун, и конечно же нашли в нем наше любимое заведение гонконгской кухни ( всем прочим видам китайской кухни однозначно предпочитаем гонконгскую), и налопались там пельменей с креветками и жареной лапши по-сингапурски - ммм..ммм.мм.. – пальчики оближешь.

Там же, в китайском квартале, на маленьком рынке купили манго. Ну любим мы манго, ничего с этим не поделать. Купили пять штук огромных, желтых, душистых, таскались с ними, правда, довольно долго, зато потом вечером в гостинице поедали с урчаньем и с сожалением, что купили всего лишь пять, а не шесть.

Натолкнулись на феерический памятник воробью. Это что-то! Возможно, это новый памятник, или просто раньше мы туда не забредали, но, считаю, что он должен быть в обязательном порядке занесен во все путеводители (в нашем путеводителе о нем не было ни слова). Так вот, мотивация скульптора мне совершенно непонятна, но воробей в его исполнении воплощает собой силу и богатство. То есть стоит на набережной такое огромное бронзовое чудовище, на пудовых цилиндрических ногах-столбах, с головой, больше всего похожей на шар-бабу, какой ломают старые здания, - и вот это воробей. Имея фантазию, это неповоротливое создание еще можно кое-как ассоциировать с индейкой, но уж никак не с сереньким маленьким юрким воробышком, которого жирные голуби постоянно оттесняют от хлебных крошек, разбрасываемых в парке какой-нибудь сердобольной старушкой. Такой воробей раскидал бы всех голубей на пять метров вокруг одним ударом ноги; боюсь, что и старушке не поздоровилось бы.

Провести пару дней в Сингапуре полезно еще и для акклиматизации, так как климат здесь примерно такой же, как и на Борнео, то есть экваториальный, жаркий и влажный, с частыми дождями, после которых в воздухе еще долго висит водяной пар, и когда выходишь из отеля или из такси, то очки сразу же запотевают, как в бане; и оптика в фотоаппарате тоже вся запотевает, и приходится ждать какое-то время, прежде чем можно будет фотографировать.

Зато в таком климате все растет как на дрожжах буквально под ногами. Из любой щели в асфальте, в стене здания и вообще из любого места мгновенно прорастает трава или цветок. Деревья покрыты, как водорослями, свисающими с них растениями - паразитами; иногда эти паразиты выглядят как густая зеленая свисающая шерсть какого-нибудь животного, и тогда деревья делаются больше всего похожи на гигантских орангутангов с растопыренными мохнатыми руками. Прямо по тротуарам ползают огромные жуки и улитки.

Отель наш располагался минутах в двадцати ходьбы от главной точки и символа Сингапура - скульптуры Льва-Русалки, изрыгающего из пасти фонтан воды. Можно ли было придумать более странное сочетание, чем Лев-Русалка? Не знаю, существуют, конечно, морские львы, но с русскими представлениями о русалках это плохо сочетается. Тем более, что русалочья часть льва в точности совпадает с иллюстрациями к сказкам Пушкина, а в том месте, где уместно было бы быть округлой груди и склоненной головке с длинными волосами - вдруг торчит оскаленная львиная морда с развевающейся гривой. Не знаю, пусть будет лев-русалка, но лично мне бы хотелось другого художественного решения этого образа. Так вот, отель. Решение в пользу именно этого отеля было мною принято почти исключительно из-за бассейна на крыше. Реклама в интернете завлекала каким-то уникальным стеклянным бассейном. И не зря. Мы провели там несколько приятных часов. Дно у бассейна обыкновенное, кафельное, а вот боковые стенки действительно оказались стеклянными. И это впечатляет, когда всю эту толщу воды отделяет от улицы всего лишь тонкое стекло. К тому же наружные стекла - стены бассейна являются как бы продолжением стены здания, никакого карниза, или ограды, или вообще любого препятствия вокруг бассейна нет: просто стена здания вдруг переходит в стекло, к которому можно прижаться вплотную и видеть как там, внизу над улицей, машинами и домами болтаются твои голые ноги. Невольно думаешь - а вот как вдруг это стекло не выдержит? Треснет? И как выплеснется вся эта вода вместе с купальщиками с высоты пятого этажа на мирный город? Надеюсь, что архитекторы имели хорошие оценки по сопромату. А вообще классно, мне очень понравилось: плаваешь себе посреди небоскребов как рыбка в аквариуме.

Из Сингапура до Борнео уже рукой подать. До города Кучинг – столицы малазийского штата Саравак, лететь всего один час и десять минут. Саравак , самый большой штат Малайзии, почти полностью покрыт влажными тропическими лесами.

Посреди джунглей до сих пор проживают представители 26 уникальных этнических групп, которые все еще ведут более-менее традиционный образ жизни. Самые крупные из этих групп – даяки, меланау, оранг-улу, бидайю и пенаны. Помимо этих коренных народностей значительную часть населения составляют также малайцы и китайцы . Китайцы, между прочим, полностью узурпировали область общественного питания. Все, абсолютно все кафе и рестораны, где нам приходилось питаться по пути нашего следования, - все принадлежали китайцам и все подавали китайскую еду. И это было к лучшему. Потому что единожды еще в Сингапуре испробовав еды малайской, мы решили впредь держаться от нее подальше. Был это расхваленный нашим путеводителем суп-лакса с кокосовым молоком и морепродуктами и нечто с лапшой под названием ми сиам ,тоже с кокосовым молоком. Вообще кокосовое молоко – центральная фишка всей малайской кухни. И по-моему, совершенно зря. Сочетание очень острого, очень сладкого и одновременно довольно таки кислого, плюс замешанного на кокосовом молоке - это очень на любителя.

Город Кучинг, куда мы прилетели из Сингапура и где с большим удобством разместились в отеле Хилтон, получил свое название в результате недоразумения. Оно может быть примерно переведено как Кошинск . Основатель города – бывший чиновник Ост-Индской компании, Джеймс Брук, в 1839 году получил земли на реке Саравак в подарок от султана Борнео, правившего до 19 века всем островом единолично. Будучи в здешних местах по делам компании, Джеймс Брук помог вышеупомянутому султану жестоко подавить восстание местного населения, за что и получил от него щедрый подарок. После чего тут же уволился из своей Ост-Индской компании и стал первым Белым Раджой. С тех пор его потомки непрерывно правили Сараваком аж до 1945 года, когда очередной Брук, к тому времени уже третий Белый Раджа, по непонятной причине утратил интерес к Сараваку, эмигрировал в Австралию и добровольно передал страну Британской империи. Британия владела Сараваком до 1963 года, после чего он, поспешно и бестолково распорядившись только что обретенной независимостью, тут же вступил в состав Малайской Федерации. О чем, как вы уже знаете, теперь слегка сожалеет.

Так вот, про Кучинг. Местные жители, у которых Джеймс Брук спросил название деревни, не поняли вопроса, и решили, что Раджа интересуется сидящим рядом домашним животным. Правда это или нет, но скульптурных изображений кошек в Кучинге огромное количество. Причем памятники кошкам выполнены в исключительно реалистичной манере: не знаю, из чего они сделаны, но сверху раскрашены красками в духе натурализма; большинство кошек в результате оказались принадлежащими к породе европейская трехцветная . И еще надо сказать, что реальные кошки , которых здесь действительно хватает, в массе своей худые до истощения, - и памятники не отступают от правды жизни: скульптурные кошки тоже все как на подбор худые , с торчащими лопатками и выступающими ребрами.

Наш отель, Хилтон Кучинг, стоял прямо на набережной реки Саравак. Из панорамного, во всю стену окна нашего номера открывался дивный вид на реку и окрестности. Отель вполне приличный, с большим и глубоким бассейном, в котором помимо нас двоих вообще, по-моему, никто и не плавал. То ли просто постояльцев было мало, то ли не знаю почему. Скорее всего, что постояльцев мало, потому что туристическим сезоном здесь считается лето, и основной туристический десант из Европы прибывает как раз тогда. Но связано это не с погодой, потому что хорошая погода начинается с апреля, а с периодом отпусков в Европе.

Так что если соберетесь ехать – очень рекомендую апрель. Туристов очень мало, всюду свободно, достопримечательности стоят пустые, кафе тоже. Наш тур, например, декларировался турфирмой как групповой, с количеством людей в группе от двух до десяти человек. Т.е. платишь фиксированную цену за тур - а дальше как повезет . Наберется много желающих - будет группа в десять человек, никого не наберется - будет группа состоять только из нас двоих. Так вот, в нашем случае именно так и случилось, и почти что все наши путешествия по Борнео (за исключением одного двухдневного тура) прошли именно в группе , состоящей только из нас. Получился у нас личный гид и личный автомобиль. Плохо ли.

Ближайшая к Кучингу достопримечательность - это музей под открытым небом: этнографическая деревня штата Саравак. Очень, очень рекомендую.

Настоящие деревни саравакских племен расположены, как правило, довольно глубоко в джунглях, и не каждый турист имеет время, да и желание туда добираться. Поэтому специально на такой случай и построены все эти как будто настоящие деревни разнообразных этнических групп: даяков, ибанов, пенанов, оранг-улу, бидайю, меланау. То есть они на самом деле настоящие, построены в том же виде, именно из таких материалов и таким же способом, - и именно в таких домах в настоящее время до сих пор проживает значительная часть населения Саравака.

Характерной особенностью всех местных поселений является то, что вся деревня в полном составе проживает в одном большом вытянутом в длину доме, который называется – лонгхаус, т.е. длинный дом. Дом этот обязательно стоит на сваях, высота которых может составлять несколько метров, и имеет не больше двух дверей с разных сторон, а то и одну. На ночь лестницы убирают, и дом делается неприступным. Внутри этого дома каждая семья проживает в отдельной комнате, строго по одной комнате на семью, независимо от количества членов этой семьи. Впрочем, в своих комнатах жители проводят не так уж много времени, пожалуй, что только спят и едят. Все остальное время все тусуются в длинном общем коридоре - общаются, занимаются какой-нибудь домашней работой, просто сидят на полу, здесь же играют дети, короче получается в этом коридоре довольно тесно.

У большинства племен такие дома имеют только один этаж, но вот, например, у племени меланау - целых три этажа. Получается как бы вариант высотного городского здания, но только построенного в джунглях из подручных материалов. Выглядит престранно: представьте, посреди леса вдруг стоит довольно большое трехэтажное деревянное строение на высоких ногах-сваях, крытое пальмовыми листьями.

А музей отличный. В каждом доме сидят представители соответствующего племени в традиционной одежде (или же почти без таковой) и занимаются каким-нибудь традиционным занятием: женщины готовят какую-нибудь аутентичную еду ( которую тут же предлагают попробовать, и мы попробовали какие-то жареные шарики из саго, но не впечатлились), мужчины чего-нибудь вырезают из дерева, могут сыграть на музыкальных инструментах, короче – очень интересно.

Единственное неудобство для туристов состоит в том, что по местным правилам нельзя заходить в дом в обуви, и следят за этим очень строго. Поэтому перед посещением каждого следующего дома приходится сначала разуваться, потом обуваться, потом проходить 20 метров до очередного дома и опять разуваться, а потом опять обуваться - и так раз двадцать. Поэтому советую приходить сюда в обуви, которую легко снимать. И хорошо бы еще внутрь надеть носки, чтобы не оказаться босиком на дощатом занозистом полу.

А в одном доме под потолком висела целая связка настоящих человеческих черепов - это старые трофеи охотников за головами. Сейчас уже эта традиция осталась в прошлом , все-таки правительству удалось таки извести эту местную привычку, но долгое время здешние племена были широко известны всему миру именно как охотники за головами . Каждый местный юноша в обязательном порядке должен был пройти обряд инициации, состоящий в том, чтобы убить какого-нибудь врага и принести домой его череп (остальные части тела поверженного противника не использовались). Только лишь после этого юноша мог считаться взрослым мужчиной и получал право жениться. Другой возможности жениться и стать уважаемым человеком не было. Вот у людей были проблемы….

Принесенные домой черепа увязывались в связку, напоминающую виноградную кисть, и подвешивались в доме над очагом, где и висели почетно долгие годы.

Два раза в день в музее дают представление : песни и пляски разных племен. Шикарное представление!! Особенно нас впечатлил мужской танец племени ибан: мужчины в препотешных костюмах - длинных, до пола и стоящих колом юбках (возможно, на каркасе), повязанных поверх юбок опять же длинных ярких полосатых передниках и в чем-то ,более всего похожем на кокошники, на головах - очень азартно и с чувством исполняли довольно подвижный танец, при этом все время разводили руки в стороны, и плыли как лебедушки в этих своих юбках, и как-то даже по-русски притоптывали ногами, и на лице имели выражение типа во поле березонька стояла , - танцевали великолепно, но нам было так смешно, как будто это пародия на русский народный танец, причем женский. Мы им больше всего хлопали, хотя все остальные нам тоже очень понравились.

После музея вернулись в наш Хилтон, поплавали в бассейне и ближе к вечеру отправились ужинать в гениальное место, которое нам посоветовал наш гид. И большое ему за это спасибо, сами мы бы ни за что туда не попали . Потому что находится оно сверху на плоской крыше 5-ти этажного здания, вывеску имеет самую невзрачную, и случайно забрести туда практически невозможно. Там на открытой крыше, под полотняными тентами располагается большое количество разнообразных точек общепита. Все они специализируются на рыбе и морепродуктах и все работают по одинаковому принципу: в открытых лотках, пересыпанные льдом , в огромном разнообразии представлены свежайшие, только что из моря разные рыбы, креветки, крабы, лангусты, ракушки всякие… Клиент выбирает себе что желает и ему тут же это все готовят выбранным способом: варят, жарят, запекают, готовят на пару, с любыми специями или овощами по выбору, или же без таковых . Процесс приготовления занимает не больше десяти минут, получается очень вкусно и цена более чем приемлемая.

Глаза у нас разбежались и заказали мы для начала парочку больших лангустов и рыбу гаруну жареную с чесноком и соевым соусом. И принесли нам все это, и съели мы, и поняли, что это хорошо. И заказали еще целое блюдо вареных креветок и опять рыбу гаруну, только теперь уже вареную и с имбирем. И опять это было восхитительно.

Потом с приятной тяжестью в желудке погуляли по вечернему Кучингу, пофотографировались на фоне кошачьих памятников, и пошли к себе в Хилтон готовиться к завтрашнему выезду в трехдневный тур вглубь Саравака.

Как я уже упоминала, ввиду отсутствия других туристов тур наш вместо группового получился индивидуальным. Индивидуальный гид на своем индивидуальном автомобиле тоже был рад, что его заботам оказались вверены только два человека, а не целый автобус. Так, довольные друг другом, мы и тронулись в неблизкий путь.

Первой нашей остановкой стал центр реабилитации орангутангов Семенггохх.

Слово оранг утанг в переводе с малайского означает люди леса . А, например, одно из местных племен называется оранг улу - люди реки. То есть местное население задолго до Дарвина считало орангутангов вполне себе людьми. Просто людьми, проживающими в лесу и не умеющими разговаривать. И если кто до сих пор сомневается в правильности дарвиновской теории эволюции , и имеет собственное мнение о происхождении человека, - так вот пусть он приезжает на Борнео и посмотрит на орангутангов. Они похожи на людей больше, чем некоторые люди похожи на людей. А взгляд у них вообще совершенно человеческий , настолько человеческий, что даже страшно делается.

К настоящему моменту в природе орангутанги обитают только на островах Борнео и Суматра , да и здесь находятся под угрозой исчезновения. Тропические дождевые леса, их среда обитания , долгое время систематически уничтожались. Теперь, вроде, этот процесс приостановился, но орангутангов , к сожалению, осталось уже довольно мало, поэтому и создаются такие вот реабилитационные центры. Сюда привозят молодых обезьян, собранных отовсюду, и здесь они постепенно приучаются жить самостоятельной жизнью, знакомятся со своими дикими собратьями; постепенно научаются добывать себе корм , осваиваются с дикой жизнью, все дальше и дальше уходят от станции, в конце концов создают семьи со своими дикими соотечественниками и окончательно вливаются в природу.

Работающие на станции рейнджеры пытаются вести учет и контроль, т.е. по мере возможности изучают орангутангов, пересчитывают, следят, кто с кем создал семью и кто у кого родился. В районе Семенггохха по их подсчетам в лесу обитает примерно тридцать орангутангов, среди которых есть и рожденные в неволе, и полностью дикие. Каждый день в одно и то же время на специальную деревянную платформу, установленную посреди леса, выставляется еда - исключительно фрукты, в основном бананы. Таким способом они выманивают орангутангов из леса, - чтобы и понаблюдать их, и посчитать, и показать туристам. Приходит, впрочем, не так уж много особей. Иногда вообще никто не приходит, особенно в такое время года, когда в лесу и так полным-полно еды. Для туристов считается хорошо, если к столу пришли 1-2 обезьяны, если 3-4 - это удача, ну а если больше – то вообще фурор.

Прежде чем допустить туристов к месту кормления, рейнджеры проводят инструктаж: просят вести себя тихо, не разговаривать в лесу, не пользоваться духами, дезодорантами и даже средствами от комаров, т.к. запах отпугивает животных, и они, учуяв запах, могут вообще не выйти из леса. Ближе чем на 5 метров ни в коем случае к орангутангам не подходить, а если вдруг они сами подскочат и начнут что-то отбирать, то сразу добровольно им отдать, потому что они очень сильные, и могут быть очень агрессивными, особенно молодые самцы.

К месту кормления надо идти минут 10 по узкой тропинке , в лесу очень жарко и влажно, прямо как в парной. Платформа с едой стоит на сваях метрах в пяти от того места, где останавливаются туристы, так что совсем близко к ней подойти нельзя. Очень интересно наблюдать, как появляются орангутанги: сначала начинается движение где-то высоко в кронах деревьев - шатаются и гнутся ветки, между ветвями начинает мелькать что-то оранжевое, осыпаются листья, все ближе, ближе, - и вот уже видно, как широкими размашистыми прыжками, ловко перехватывая руками и ногами по ветвям, как цирковые акробаты на трапеции, приближаются орангутанги. В такие моменты собравшиеся туристы почти одновременно издают вздох восхищения.

Кстати, живут орангутанги в гнездах, сплетенных из веток и листьев, и расположенных высоко в кронах деревьев. Причем каждый день самка орангутанга делает новое гнездо, а старое бросает, - а все потому, что запах детенышей привлекает хищников, особенно леопардов, которых здесь хватает, и которые никогда не откажутся перекусить детенышем орангутанга. Поэтому бедное орангутанье семейство вынуждено таскаться изо дня в день по новым квартирам. Орангутанья семья состоит из самки и детенышей. Самец присутствует в их жизни эпизодически. Причем самец все время один и тот же – доминантный. Который как раз ни в чем себя не ограничивает и заглядывает ко всем проживающим на данной территории самкам. В остальное же время живет один, в покое, подальше от баб и детей. Прочие проживающие на этой же территории самцы, не такие удачливые, как доминантный, тоже пытаются время от времени урвать себе немножко любви, но сильно при этом рискуют, потому как если застукает их за этим делом доминантный самец, - не сносить им головы. Порвет на части. И остается им только одинокая жизнь где-нибудь неподалеку в ожидании того времени, когда доминантный самец состарится, или заболеет, или тогда они могут попытаться занять эту вакантную должность, - разумеется, на состязательной друг с другом основе.

В районе Семенггохха по подсчетам рейнджеров проживает около 20 самок, 4 самца и 5-6 детенышей. Нам, можно сказать, повезло. В день нашего визита к столу пожаловали: доминантный самец, самка с детенышем и еще две одиночные обезьяны не знаю какого пола.

Доминантный самец - это огромная туша весом 180 кг (со слов рейнджеров), с длинной, чуть ли не волочащейся по земле темно-рыжей шерстью. Мощный, высокий, гораздо крупнее и выше всех остальных обезьян. Такой действительно может убить одним ударом. Кроме того, от остальных самцов он отличается еще и тем, что имеет на лице выступающие по бокам круглые выросты, они называются - щеки, на самом деле это не щеки, а не знаю даже что. Очень некрасиво выглядит, но , должно быть, по-обезьяньи это круто. Так вот, он пришел, степенно , солидно, сел по-хозяйски посреди платформы , ел не спеша, долго, обстоятельно.

И пока он ел - ни одна другая обезьяна не осмелилась даже близко к платформе подойти. По-моему, кормят в основном его одного, столько он сжирает. Бедная самка с детенышем, мать с ребенком, с его же, причем, ребенком! , сидела на дереве в отдалении в ожидании своей очереди. И только когда эта туша насытилась и отошла на край платформы, бедная женщина метнулась с дерева, в три секунды нахватала бананов во все руки и в рот, и тотчас же взлетела опять на дерево, подальше от, так сказать, мужа. И там, на дереве, ела. И ребенок ел. Орангутаний ребенок еще больше похож на человека, чем взрослая обезьяна. Его даже детенышем назвать нельзя , это именно что ребенок. Такой умильный, почти все время он висел на маме, или совсем рядом с ней , в самых невообразимых позах, одна смешнее другой. Причем каждая смена позы вызывала у наблюдающих туристов одновременный вздох умиления.

Мы получили большое удовольствие. Я лично и раньше разделяла мнение Дарвина по поводу своего происхождения, но теперь мне стало очень даже приятно происходить от таких милых созданий.

Дальше наш путь лежал вглубь острова. Ехали пять часов. По пути останавливались в каком-то селении на ланч, и там же на рынке наш гид купил продукты, которые мы должны были на следующий день взять с собой в деревню племени ибан – часть себе на обед, а часть в качестве подарков.

Потому что местные жители, представители народности ибан, соглашаются принимать у себя туристов не просто так, а за еду. Т.е. все гиды каким-то способом узнают заранее, в каких именно продуктах на данный момент есть надобность, и все туристы, которые приезжают в деревню в конкретный день, должны привезти с собой именно эти продукты, а не что угодно. Например мы попали на день конфет и сладостей; гид показал нам на рынке огромные , прямо оптовые, упаковки чего-то типа вафель, и сказал, что надо купить таких две-три штуки ( они дешевые),а мы купили четыре. И потом , на следующий день все туристы , ехавшие с нами в деревню (точнее – плывшие на лодках по реке) , а было таких человек 10 - 12, волокли с собой точно такие же вафли. Обычно в каждую деревню туристы приезжают примерно раз в неделю, и каждый раз привозят разные продукты, согласно предварительному заказу жителей. Гид сказал, что в следующий раз повезут кофе и сахар.

Дороги хорошие, ехали себе и ехали, смотрели из окна на пальмовые и каучуковые плантации, на дождевой лес; прямо вдоль дороги, как сорняки, растут мелкие орхидеи, и еще очень много насекомоядных растений - непентусов , похожих на кувшинчик с крышечкой, у нас их называют - мухоловки.

Потом из автомобиля перегрузились на паром, и еще примерно полчаса плыли по реке до расположенного на острове отеля Хилтон - Батанг Аи. Попасть в этот отель можно только по воде, никакого пути по суше нет. Расположен он так уединенно и вдали от цивилизации специально, чтобы отсюда можно было совершать вылазки в ближайшие лонгхаусы . Эти лонгхаусы, каждый из которых является одновременно и целой деревней, разбросаны по течению реки на приемлемом от отеля расстоянии: до ближайших надо плыть около часа, до более удаленных - несколько часов. Попасть в лонгхаусы можно тоже только по реке, дорог здесь нет. А есть и такие затерянные в глубине джунглей лонгхаусы, в которые даже и по воде попасть нельзя, а только с вертолета.

Конкретно в этой местности проживают в основном представители народности ибан: живут себе посреди леса почти что натуральным хозяйством. До сих пор практикуют подсечно-огневую систему земледелия: выжигают участки земли в джунглях и устраивают там поля, на которых выращивают рис (для собственного потребления) и еще перец (на продажу). Вот эти деньги от продажи перца и являются практически единственным денежным вливанием в их хозяйство.

Государство, надо сказать, не забывает об этой категории своих граждан, а проявляет вполне отеческую заботу. Так, примерно на каждые 20 лонгхаусов приходится одна школа, куда детей родители привозят на лодках на всю неделю, а на выходные забирают домой. Человек, получивший образование учителя, обязан первые десять лет отработать именно в лонгхаусе, независимо от того, где он жил раньше. Поэтому профессия учителя здесь не слишком популярна, немногие согласны уехать от цивилизации в джунгли на целых десять лет.

С какой-то периодичностью лонгхаусы объезжает и врач, чаще всего – на вертолете. Для жителей такая медицинская помощь бесплатна, хотя вообще-то в Малайзии бесплатной медицины нет, за любое медобслуживание надо платить, но, по словам нашего гида, - не слишком много.

В каждом лонгхаусе есть свой вождь. Эта должность почетная, но никаких финансовых или материальных выгод не приносящая, а наоборот – приносящая только дополнительную ответственность . Вождь распределяет между семьями продукты, деньги, принимает всякие важные решения, разрешает споры или конфликты между жителями. Именно вождь делит все подношения, что приносят с собой туристы, и гид сразу предупредил, чтобы мы свои вафли отдавали именно ему. В остальном он ведет точно такую же жизнь, как и другие члены общины: работает наравне со всеми на рисовых полях, и никаких денег или других бонусов за свою должность не получает. Вождь передает власть по наследству своему сыну, но люди должны этот переход одобрить, а если они против или у вождя нет сына, то тогда выбирают нового вождя.

На следующий после приезда день, прямо с утра мы и отправились с визитом вот в такой вот лонгхаус. Обычно в каждый лонгхаус отправляется человек 10-12 туристов.

Плыли по реке на лодках чуть меньше часа. Любовались природой, очень красиво. По пути видели другие лонгхаусы. Местные лодки – очень узкие и длинные, какие-то неустойчивые, когда в них садишься, то сильно качаются. Помещается в такую лодку примерно 5 человек, все сидят друг за другом, спина в спину; ширина лодки такая, что сильно толстый человек в нее и не поместится. Но в нашей компании сильно толстых не было.

Вообще надо сказать, что среди туристов довольно много пожилых людей. А есть и просто старые. Не представляю, как они переносят здешний климат, очень жаркий и влажный. Ходишь все время прямо мокрая от пота, буквально как из душа. В нашу лодку попала еще бабушка из Сан-Франциско, и на вид меньше чем 80 лет я бы ей ну никак не дала. Такая чудесная! Рассказала, что любит путешествовать и имеет еще большие на этот счет планы. Например, следующей поездкой у нее уже запланирована Россия – Санкт-Петербург и Москва; особенно она напирала на Санкт-Петербург , потому что мечтает побывать в Эрмитаже. Еще рассказала, что у нее в ноге стоит протез бедра ( она сказала – бедра, но я думаю, что может это протез тазобедренного сустава), и поэтому ей трудно сидеть в лодке на полу , и вообще нелегко забираться и выходить из лодки. Но справилась прекрасно и с посадкой, и с выгрузкой, такая отличная старушка!

Плыли мы плыли, и наконец причалили к чему-то сколоченному из досок типа пристани. Узкая деревянная дорожка вела от нее к стоящему чуть выше на берегу лонгхаусу.

В нашем лонгхаусе на момент нашего визита проживало 37 семей, и был он примерно 120 метров в длину.

Вот представьте себе стоящий на сваях одноэтажный дом длиной 120 метров. Сваи высотой примерно метра полтора-два. Входных дверей только две , в начале и в конце, к ним ведут деревянные ступеньки. Внутри по центру дома проходит один широкий прямой сплошной коридор во всю длину дома. Этот коридор – место общего пользования и предназначен для общего времяпровождения всех членов общины: вдоль стены на выставленных креслах или просто на полу сидят старики, вдоль всех 120 метров носятся дети, собираются поболтать женщины или выпить рисового вина мужчины, кто-то вырезает что-то из дерева, кто-то просто так сидит или ходит, ничего не делает.

По правой стене этого коридора находятся 37 дверей - эти двери ведут в личные комнаты каждой семьи. У каждой семьи , независимо от количества входящих в нее человек, есть только одна комната, плюс позади этой комнаты - кухня и небольшой кусочек места, над которым отсутствует крыша, – для мытья. Готовят на кухне в очаге на открытом огне, и плюс есть еще газовый баллон и маленькая плитка. Живут обычно несколько поколений вместе: мама с папой, их дети и еще бабушки-дедушки. Если создается новая семья, которой получается негде жить, то приходится к лонгхаусу пристраивать дополнительные комнаты, - решение об этом принимает вождь, работают на строительстве все вместе и деньги тоже тратят общинные. Таким образом лонгхаус может удлиняться и удлиняться, до тех пор, пока позволяет рельеф окружающей местности. Наш гид видел лонгхаус на 95 семей! Это получается уже метров 300 длиной. Наш лонгхаус возможности своего удлинения уже исчерпал, почти уткнувшись задним концом в реку, так что одну последнюю комнату даже пришлось пристроить отдельно чуть под углом, и переходить в нее из общего коридора надо было по маленькому мостику. Живущая в этой комнате семья получалась как бы на отшибе, отдельно от других, - не знаю, были ли они этим фактом довольны, или же наоборот опечалены.

Окон на улицу в комнатах нет, но в некоторых комнатах есть маленькое окно в коридор, обычно зашторенное. Мебели почти нет, разве что какая-нибудь тумбочка стоит. Едят сидя на полу: расстилают клеенку и на нее ставят тарелки с едой. Постель, на которой спят ночью, днем сворачивают и подвешивают к потолку, а совсем маленькие дети спят в колыбелях из куска ткани (типа гамака). Тут же в комнате хранятся мешки с запасом риса. У некоторых людей даже есть телевизор или видеомагнитофон – это при том, что электричества в деревне нет! Есть, правда, генератор, которым пользуются очень редко – по особой надобности в исключительных случаях, т.к. это получается для них очень дорого. Поэтому телевизор получается смотреть не чаще нескольких раз в год, по большим праздниками, и то недолго. В остальное же время он стоит как украшение интерьера и свидетельство зажиточности семьи , укрытый белой кружевной салфеткой ( почему в самых разных уголках планеты самые разные люди укрывают телевизоры совершенно одинаковыми белыми кружевными салфеточками? у меня нет ответа на этот вопрос).

Возвращаюсь к общему коридору. Итак, по правой его стене расположены ведущие в комнаты двери, а по левой - открытые проемы, ведущие на общую террасу. Эта терраса идет вдоль всего дома, и представляет собой такой длинный-предлинный балкон, подпираемый снизу сваями. Сверху терраса укрыта навесом, так что дождь сюда не попадает. Помимо комнаты в распоряжении каждой семьи находится еще и часть этой общей террасы, располагающаяся напротив комнаты. Здесь сушат зерно, белье и рыбу. Здесь же при желании держат кур. Причем кур, каждую индивидуально, привязывают за ногу веревкой такой длины, чтобы радиус куриных прогулок не выходил за пределы участка каждой конкретной семьи (потому что никакими ограждениями эти участки не огорожены).

Живут дружно, в мире и согласии, друг другу не завидуют. Едят в основном рис с какими-нибудь овощами, которые тоже сами выращивают. Плюс рыба, которую ловят в реке. Плюс иногда кур, но вообще кур держат мало. Еще ходят на охоту и тогда к рису добавляется мясо диких животных, чаще всего – диких свиней, а иногда оленей или птиц. На охоту ходят все мужчины по очереди, кому и когда идти – назначает вождь, составляет такой типа график охоты и следит за исполнением. Принесенную добычу делят поровну на всех, на все 37 семей. Каждой семье положена одинаковая доля, независимо от количества человек в семье. Тут, конечно, малочисленные семьи сильно выигрывают. Если же добыча попалась маленькая, и разделить на 37 частей ее физически невозможно, то тогда ее режут на крошечные кусочки и варят суп, а потом наливают каждой семье по тарелке. Как семья делит на всех одну тарелку супа нам не объяснили.

Так же делят и все те продукты, которые приносят туристы. Забегая вперед, скажу, что когда мы и все остальные приехавшие с нами туристы наконец-то вручили вождю лично в руки в торжественной обстановке вязанки с вафлями, печеньем и прочими сладостями, то дележка началась прямо сразу тут же на полу в коридоре. Бойкие женщины мгновенно распотрошили пакеты и стали раскладывать их содержимое на 37 одинаковых кучек, так чтобы в каждой кучке всего было поровну, чтобы всем досталось равное количество каждой разновидности вафли или конфеты.

Если вдруг туристы подарят кому-нибудь одному что-то такое, что разделить нельзя, - например, пакетик сока или баночку пепси-колы, - то получивший подарок себе его не оставит и пить не станет, а сдаст вождю на хранение . И когда-нибудь потом, когда будет в деревне общий праздник, то сделают напиток для всех – сольют вместе и сок, и пепси-колу, добавят воды и получится угощение.

В общем, действительно живут в мире и гармонии друг с другом.

Наш визит в лонгхаус продолжался примерно полдня. Сначала можно было просто ходить где угодно, фотографировать что угодно и общаться с жителями, которые по такому случаю не пошли на поля, а все остались дома. Да, здесь тоже категорически запрещается заходить внутрь дома в обуви, и никаких поблажек туристам не делается. Хочешь – не хочешь, а снимай в самом начале коридора свою обувь и топай дальше босиком. И это счастье, что на нас были еще и носки (в носках можно). Местные тоже все внутри дома ходят строго босые.

Некоторые продавали свои поделки, ничего особенного, но мы все-таки купили довольно симпатичную змею из коряги. Потом все туристы сели на пол вдоль стены в общем коридоре и перед нами выступил вождь с краткой речью на тему как он сильно рад всех нас видеть. Говорил на своем языке , а гиды переводили. Вождем оказался довольно уже пожилой человек, худой и симпатичный, весь покрытый многочисленными традиционными татуировками. Ибаны вообще большое значение придают татуировкам, ими в изобилии украшены и мужчины и женщины . Раньше татуировки в некотором роде заменяли им фотографии, т.е. человек выкалывал на себе те вещи, которые хотел запомнить: интересные места, где побывал, людей , которых хотел запомнить и тому подобные вещи. У вождя татуировки покрывали спереди всю шею, прямо там, где горло. Гид рассказал, что это очень почетно иметь татуировки именно на шее, потому что только сильный и мужественный человек может выдержать связанные с этим мучения. Уж не знаю, каким именно инструментом и каким именно способом они эти татуировки наносят, но вождь после того, как исколол себе все горло, полтора месяца мог есть только жидкую пищу и не мог говорить.

После речи вождя всем туристам было предложено рисовое вино местного изготовления в маленьких стаканчиках. Сначала я опасалась пробовать, потому что эти стаканчики вызвали у меня большие опасения на предмет их чистоты. Потом решила все-таки немного попробовать, и была поражена чрезвычайно приятным вкусом этого вина. Больше всего оно было похоже на вермут, или даже скорее на мартини . Другим туристам вино, судя по всему, тоже пришлось по вкусу, потому что сначала все как-то робко пригубливали, а потом некоторым вождь ходил и подливал не по одному разу. После вина тут же в коридоре нам были продемонстрированы традиционные танцы народа ибан. Танцевали по очереди четверо, двое мужчин и две женщины, каждый танец исполнялся только одним танцором. Одеты были в национальные костюмы. Аккомпанировала группа сидящих на полу мужчин на чем-то национальном - стучащем и звенящем. Танцевали очень хорошо, особенно мужчины старались, да у них и танцы были сложнее.

После танцев состоялось вручение вождю принесенных нами подношений и тот самый их дележ, который я уже описала. И в заключение – обед . Для обеда туристов распределили по семьям, примерно по три туриста на семью. То есть задействованы оказались всего три - четыре семьи. Обед приготавливался совместно хозяйкой и нашим гидом, из продуктов, которые он купил заблаговременно на рынке, о чем я уже писала, и привез с собой сюда.

К нам двоим на этот обед присоединили еще ту самую бабушку из Сан-Франциско, которая мне еще раньше так сильно понравилась. И вот мы втроем и обедали в гостях у одной семьи в их личной комнате.

Обед, как и ожидалось, был сервирован на полу, на расстеленной клеенке. Сидеть, конечно, было очень неудобно. Особенно волновалась бабушка, она даже несколько раз сказала вслух, что не может сидеть на полу по причине протеза в ноге. Но так как никаких стульев или табуретов все равно не было, то в конце концов она все-таки села на пол, и вроде все прошло для нее хорошо.

Обед, к которому я заранее относилась с большой опаской, оказался неожиданно очень вкусным. Приготовили традиционные и самые простые блюда, какие они действительно едят в повседневной жизни: жареные какие-то травы и овощи, рис, приготовленный на огне в стебле бамбука (очень вкусно!) , также внутри бамбука запеченные кусочки курицы и рыбы, - все объеденье. Мы ели так, что за ушами трещало, и съели бы гораздо больше, если бы нас не остановили соображения деликатности. Потому что все то, что не доели туристы, остается на доедание принимающей семье. И может быть, эти семьи даже отбираются по такому принципу, кого надо подкормить в первую очередь. Поэтому много всего вкусного пришлось оставить.

Перед отъездом еще постреляли из духовой трубки - традиционного местного охотничьего оружия. Трубка эта очень длинная, почти в человеческий рост, а для местных – так даже больше, они в основном все низкорослые, и довольно тяжелая. Стреляли из нее отравленными стрелами, и на очень большое расстояние (забыла, на какое именно). Лично я никуда не попала, а Александр Николаевич изволили попасть прямо в центр пенопластовой мишени, вызвав рукоплескания и одобрительных возгласы наблюдающих местных жителей.

Изготовление одной такой трубки раньше было чрезвычайно трудоемким процессом и занимало полгода времени. Начинали с того, что брали ствол дерева и начинали в нем долбить идеально прямую тонкую дыру вдоль всего ствола. Ставили ствол нА-попа, сами взбирались рядом на какое-нибудь возвышение и долбили потихоньку. Если в процессе работы продолбленный канал немного искривлялся, или начинал отклоняться от вертикали, - то это уже был брак, дерево выбрасывали и принимались за новое. Если с первым этапом удавалось справиться успешно, и получался идеально прямой тонкий канал внутри всего ствола, то тогда начинали уже снаружи обтесывать этот ствол до диаметра духовой трубки. Тут опять важно было сохранить идеальную вертикальность конструкции. Короче, морока ужасная, и не удивительно, что эти духовые трубки потом считались ценнейшей вещью и передавались из поколения в поколение.

А на обратном пути в отель случилось так, что у нашей лодки вдруг посреди широкой реки заглох мотор. Лодочник пытался его заводить, но ничего не получалось. Мы сидели в узенькой лодочке , окруженные водой и лесом, и непонятно было, что делать. Мы – это мы вдвоем и американская бабушка со стальной ногой. Я впервые на себе прочувствовала выражение утлая лодчонка .

Вдалеке показалась другая лодка, и наш лодочник уже начал махать ей рукой, возможно, что хотел прицепиться тросом или еще что-нибудь придумать, но тут вдруг наша лодка все-таки завелась и мы поплыли дальше, и благополучно приплыли в отель, где с удовольствием провели остаток дня.

Пару слов хочу сказать про этот самый отель.

Главная его фишка в том, что он построен тоже как лонгхаус. То есть жилой корпус представляет собой очень длинную , стоящую на сваях, постройку с одним широким общим коридором по центру. Из этого коридора двери ведут в комнаты гостей, - это с одной стороны. А с другой стороны коридора , как и в настоящем лонгхаусе, проходит длинная открытая терраса, с которой открывается дивный вид прямо на реку и утопающие в зелени берега. Особенно здорово наблюдать с этой террасы закат. И еще вечером рассматривать звездное небо.

Комнаты современные, стильные и вполне комфортабельные, какие и положено иметь отелю Хилтон. Правда, очень уж долго приходится идти по длиннейшему коридору до своей комнаты, - так в этом же и смысл! Чтобы на себе прочувствовать, каково это - жить в лонгхаусе. Гениальная, я считаю, идея и молодцы они, что построили здесь именно такой отель.

А как приятно поплавать перед ужином в бассейне, а потом вкусно поужинать в открытом ресторане ( в хорошую погоду ужин сервируют на воздухе); для создания атмосферы электрическое освещение не включают, а только лишь ставят на столики маленькие масляные лампы.

Отель расположен прямо посреди дикой природы, тут много больших красивых бабочек, на потолке в ресторане висят вниз головами летучие мышечки, а по крыше номера ночью носятся ящерицы - топот через весь потолок, если бы не беруши, то я бы и заснуть не смогла под этот топот. А утром, когда мы вышли из нашей комнаты, то в коридоре в большом количестве оказались экскременты каких-то животных. Неужели этих самых ящериц? Как-то для ящериц вроде слишком много. Хотя, судя по топоту, ящерицы были довольно крупные. К обеду все это убрали. А на следующее утро история повторилась.

Уезжали отсюда так же, как и приехали. Выехали утром, сначала на пароме, потом пять часов на автомобиле, и вот мы опять в городе Кучинг. Опять распахивает для нас свои двери гостеприимный отель Хилтон, опять ждет нас бассейн с теплейшей водой, а потом заветное место на крыше, где были нами съедены : большие креветки в количестве сорока двух штук и одна рыба гаруна, приготовленная с имбирем на пару.

Следующее утро должно было начаться для нас очень рано. Нам предстоял перелет из Кучинга в город Мулу, откуда мы намеревались отправиться в национальный парк Гунунг-Мулу, известный своими огромными пещерами. И вот, когда вечером мы обратились на ресепшн отеля с просьбой заказать нам такси в аэропорт на завтра на пять утра, то привели любезных служащих в состояние сильнейшего беспокойства: мы же пропустим завтрак! как же так! С этим надо что-то делать! - и предложили на выбор два варианта: либо дать нам завтрак на вынос с собой в коробочках, либо подать его прямо в номер в любое время начиная с четырех утра . Это при том, что мы сами ни о каком завтраке даже не заикались.

Мы выбрали вариант – подать в номер. Тогда с четырех до половины пятого утра – ждите, сказали эти милые люди. Ну не прелесть ли – такая забота о постояльцах! А мы, признаться, уже заранее смирились с фактом потери завтрака и намеревались перехватить что-нибудь в аэропорту перед вылетом. На следующее утро ровно в четыре часа раздался звонок в дверь. Мы только-только успели проснуться, почему-то мы ждали завтрак ближе к половине пятого. Но нет, ровно в четыре официант вкатил в наш номер большой круглый стол с хрустящей белой скатертью.

И правильно, раньше встал - больше отдохнул! Мы сюда отдыхать приехали или время зря терять ?.. Отдыхать так отдыхать, чем раньше начнем – тем больше отдохнем! Поэтому четыре утра - как раз самое время для завтрака в отпуске. Так говорили мы сами себе вслух, поедая яичницу с беконом, и булочки с маслом и джемом, и шоколадные плюшки, и фрукты, и сок, и кофе, и остались всем в высшей степени довольны.

А потом в аэропорту видели целую группу старичков у которых были с собой коробочки с завтраком. Они все дружно сели в сторонке, открыли свои коробочки, достали оттуда всего лишь какой-то сэндвич, яблоко и пакетик сока. И мы подумали, как хорошо, что мы не взяли тоже завтрак на вынос, хотя старички, возможно, были вообще из другого отеля.

До Мулу долетели без приключений. Лететь надо было с пересадкой: сначала час до города Мири, и потом оттуда еще полчаса на другом самолете до Мулу.

Туристы прилетают сюда, чтобы посетить национальный парк Гунунг-Мулу, известный своими огромными пещерами. Обнаружены они были не так уж и давно: только в 1970-1980 годах сюда, в ранее непроходимые леса, окружающие гору Гунунг-Мулу , добрались исследовательские экспедиции. Добирались, как оказалось, не зря, потому что в результате обнаружили множество больших пещер, в том числе и самую большую в мире пещеру – Саравакскую полость ( длиной 600 м, шириной 450 м и высотой 100 м; одновременно в ней могли бы поместиться 8 больших самолетов), а также Оленью пещеру - самую длинную в мире, пещеру Чистой Воды, с протекающей внутри бурной рекой, и еще несколько пещер поменьше , но тоже очень интересных. Самостоятельно эти пещеры посещать запрещено, а только в сопровождении проводника, и только предварительно получив специальное разрешение в офисе национального парка.

Первый наш выход в пещеры был назначен на день прилета. Успели только разместиться в отеле Ройял Мулу Ресорт, переодеться, намазаться репеллентом от комаров (хотя комаров почти и не было), и в сопровождении гида двинулись в путь. Гид нам опять достался один только на нас двоих, он довез нас до центрального офиса парка, и там уже из таких же туристов как мы, со своими гидами, сформировали группу, которую и повел один официальный проводник. Наш гид все время шел рядом с нами, и давал дополнительные пояснения.

Сначала около часа шли через лес. Просто так через дождевой лес не пройдешь, поэтому для удобства туристов с одной стороны, и для того, чтобы туристы не причиняли вреда окружающей среде, с другой стороны, в лесу проложены специальные деревянные настилы, типа тропинок. Идти надо только по ним, на землю сходить нельзя. Здесь встречается много эндемичных видов растений и насекомых, которые, кроме как в окрестностях горы Гунуг-Мулу, больше нигде не растут и не живут. Например, видели так называемое растение одного листа : прямо из земли торчит довольно большой, сантиметров 30 в длину, овальный ярко-зеленый лист, больше всего похожий на лист какого-нибудь фикуса. Но на самом деле это и есть все растение целиком: у него нет ни стебля, ни цветков, ни других листьев. Видели множество больших и красивых бабочек, больших красных сороконожек, жуков-листовиков - настолько сильно похожих на обычные зеленые листья, что даже когда гид показывал нам их чуть ли не вплотную, я все равно не сразу смогла понять, что это именно жуки; то же самое повторилось и с палочником, - он настолько похож на кусочек зеленой веточки, что пока его не потыкали травинкой и он не зашевелился, отличить его от растения было невозможно.

Наконец добрались до входа в пещеры. Сначала пошли в сравнительно небольшую пещеру Ланга, а Оленью оставили на закуску.

Ну что, конечно сталактиты и сталагмиты, - это, как все знают, очень красиво. Формы у них самые причудливые, некоторые похожи на больших медуз, некоторые не человеческие фигуры. Да еще они очень эффектно подсвечены небольшими фонарями. В остальном же в пещере довольно темно, и это добавляет ощущение именно пещерности происходящего. У всех туристов были с собой фонарики, и у нас тоже был. Сверху во многих местах капает вода, а кое-где прямо льется как из лейки. В пещерах живет много летучих мышей и много ласточек. Если посветить фонариком на потолок (в тех местах, где не очень высоко), то видно много гнезд. Из одного гнезда свисают вниз головами, как виноградная гроздь, штук шесть-семь маленьких пушистых летучих мышечек, довольно симпатичных. Здешние мыши никакие не вампиры, а милейшие существа, питающиеся только насекомыми и растениями. Гид рассказал, что по подсчетам биологов проживающие в окрестных лесах летучие мыши только за одни сутки съедают примерно 15 тонн насекомых! Поэтому здесь практически нет москитов. Не знаю, можно ли верить такой чудовищно большой цифре, но с москитами мы действительно почти не сталкивались. Одновременно мыши действуют и в обратном направлении – производят гуано. Помет летучих мышей, как и птиц, называется гуано. Это считается ценнейшее естественное удобрение, и, например, в Германии гуано продается в магазинах по 8 евро за килограмм. По понятным причинам этого гуано здесь – залежи. Просто терриконы. Но трогать нельзя, охраняется законом.

Экскременты охраняются законом! – смешно звучит. Впрочем, справедливости ради надо отметить, что это самое гуано не слишком-то похоже на экскременты. По крайне мере у конкретно здешних летучих мышей оно имеет вид довольно красивых потеков жидкого золота, на солнце этот золотой перламутр играет так, что прямо засмотришься. Запах внешнему виду не соответствует, но назвать его невыносимым тоже нельзя. Это запах аммониевого газа, который, разлагаясь, выделяет гуано. На обычный запах экскрементов не похоже.

Прогуливаясь по пещере, я, конечно, опасалась внезапно получить такой ценный, охраняемый законом продукт себе на голову. Но обошлось. А вот фотоаппарат немного попачкался.

Пещера Ланга , конечно, стоит того, чтобы ее посетить, но она не идет ни в какое сравнение с Оленьей пещерой. Оленья пещера – самая большая в мире по объему, высота ее достигает 150 метров!! Вход в пещеру находится примерно на середине небольшой горы, так что сначала надо какое-то время карабкаться вверх, и представляет собой огромный, просто огромный проем в скале, - кажется, что туда свободно может залететь космический корабль из какого-нибудь фантастического фильма.

Вообще, сталактиты и сталагмиты это конечно очень красиво, но поражает в первую очередь не это. Поражают масштабы. Этот гигантский объем пустого пространства. Я могу сравнить это только с ангаром для космических кораблей, которых к тому же могло бы разместиться несколько штук одновременно; и они могли бы свободно залетать в пещеру через входной проем и так же вылетать обратно. Еще это похоже на чудовищных размеров съемочный павильон - заброшенный, темный и пустой. Впрочем, описать словами все равно не получится.

Масштабы подавляют. Стоишь, такой маленький, где-то внизу, один , в темноте, - а вокруг такое все огромное, и пустое, и темное… и потолок теряется где-то в черной мгле над головой… и в этой мгле проносятся летучие мыши, и ласточки… и сверху что-то капает, а кое-где даже сеет мелкий дождик…

А если зайти в пещеру поглубже, а потом обернуться и посмотреть изнутри на входной проем, - то увидишь на фоне неба гигантский человеческий профиль,- такую причудливую форму имеет скала. Считается, что это очень похоже на профиль конкретно Авраама Линкольна. Не знаю на счет Линкольна, мне не настолько знакомо его лицо, но просто на мужской профиль однозначно очень похоже.

Внутри Оленьей пещеры протекает река, и даже есть небольшой водопад, который во время дождей делается гораздо больше. Еще есть два причудливых образования, называемых душами: из свисающих с потолка пещеры гигантских размеров сталактитов (или сталагмитов?) льется вода натурально как из душевой трубки, - т.е. не сплошным потоком, а именно сеется отдельными струями.

В Оленьей пещере живут миллионы и миллионы летучих мышей. Целый день они висят на потолке в своих гнездах, а вечером, перед самым заходом солнца, почти все одновременно начинают вылетать на поиски пищи. И вот этот вылет летучих мышей - главнейший аттракцион для туристов. Обыкновенно мыши появляются в период с пяти до шести вечера. К пяти вечера все туристы уже собрались и ждут. На некотором удалении от входа в Оленью пещеру, на поляне, - прямо напротив входа , но заметно ниже, - для наблюдения сделана специальная площадка с деревянными скамейками. Там все и собираются в ожидании. В нашем случае ждать пришлось почти час.

Недалеко от скамеек установлен большой телевизионный экран, на который в режиме реального времени транслируется изображение со специальных, установленных под потолком пещеры камер.

Оказывается, летучие мыши летают роями, как пчелы.

На этом экране видно, как мыши постепенно начинают вылетать из своих гнезд и кружить под потолком пещеры, образуя гигантскую спираль. Все новые и новые мыши присоединяются к этой спирали, она делается все больше и больше, и вот, когда уже размеры не позволяют ей вращаться внутри пещеры, - она начинает с одного конца раскручиваться в ленту. Увидев это, все туристы тут же отворачиваются от экрана , обращают свои взоры и камеры на реальный вход в пещеру и замирают в ожидании. Сейчас появятся! И действительно, на фоне неба появляется длинная толстая лента , состоящая из плотно летящих летучих мышей (бывшая спираль). Такая лента прочерчивает небо над поляной, где сидят туристы, и улетает прочь.

А ей на смену из пещеры уже вылетает еще одна лента, а за ней еще одна, а на экране видно, как все новые и новые гигантские спирали продолжают закручиваться под потолком пещеры, готовясь к вылету. Так продолжается около часа. Можно наблюдать, как вылетевшие мыши кружат в небе над лесом. К этому времени они уже утрачивают форму ленты и делаются в точности похожими на пчелиный рой. То есть летают такими совместными кучками, таким роящимся облаком.

Зрелище незабываемое. И можно было бы смотреть и смотреть, но уже темнело, и нам пора было торопиться на ужин, а еще ведь около часа надо было идти по лесу, а потом еще добираться из парка до отеля, так что мы взглянули в последний раз на этих милых насекомоядных животных, и отправились в обратный путь, сильно удивив нашего гида, совсем молодого парня, той скоростью, с которой оказались способны передвигаться.

А вечером в отеле, после вкусного ужина, я участвовала в конкурсе танца! Дело было так. Сначала было представление артистов, танцевали танцы разных народностей, населяющих Саравак. В принципе, танцевали неплохо, но до танцев в этнографической деревне под Кучингом не дотягивали.

Один из танцев заключался в следующем: вынесли четыре длинные бамбуковые палки, и четверо мужчин, присев на корточки друг напротив друга, скрестив эти палки по две в ряд, и взяв в каждую руку по концу такой палки, начали ритмично стучать ими плашмя об пол, то сдвигая их вплотную друг другу, то раздвигая примерно на полметра. А четыре женщины начали двигаться по кругу, прыгая между этими палками, т.е. запрыгивая внутрь в моменты , когда мужчины раздвигали палки, и успевая выпрыгнуть до того момента, когда палки сомкнутся. Сначала медленно, но потом темп ударов стал все убыстряться и убыстряться, палки уже стучали об пол, как сумасшедшие, а ноги женщин мелькали так быстро, что глаз не успевал следить. Наконец под бурные аплодисменты танец закончился, вслед за чем поступило предложение отдыхающим: не желает ли кто попробовать повторить увиденное?

Я! Я как раз желаю! Еще когда я только смотрела этот танец, мне сразу же захотелось тоже так попробовать сделать. Сразу стало интересно : а получится ли у меня что-нибудь?

Я такая оказалась не одна. Вышли еще парочка женщин и один мужчина. Сначала нам, конечно, танцоры еще раз показали куда именно прыгать и в какие моменты; потом начали пробовать в медленном темпе - вроде получается. А правила такие: кто сбивается и не успевает впрыгнуть или выпрыгнуть вовремя, - тот выбывает из игры. А кто продержится дольше всех – тот и победил. Наконец все стали на исходные позиции, заиграла музыка и мы запрыгали. Сначала палками стучали медленно, и прыгать было легко. Потом темп начал ускоряться, мы прыгали все быстрее и быстрее, и я начала уже всерьез опасаться за целостность своих костей. Первым выбыл мужчина – пропустил одно впрыгивание, за ним сдалась женщина, а мы с еще одной женщиной продолжали прыгать в нарастающем темпе как ненормальные. Бамбуковые палки мелькали перед глазами , наши голые пятки ( а прыгать надо босиком) стучали об пол в бешеном ритме, - но никто из нас не хотел сдаваться. Наконец, организаторы от греха подальше решили остановить это состязание , и нас обеих объявили победителями. Мне очень понравилось. Отличный танец. Прямо дома бы его танцевала с удовольствием, на радость нижним соседям. А в конце вечера было еще одно соревнование – по стрельбе из духовых трубок по воздушным шарам. Тут уже другой человек отличился: тоже дошел до финала и в финале эффектно с первой же попытки ( а всего их давалось две) поразил красный воздушный шарик с расстояния примерно метров десять.

Так что вечер удался. Как, впрочем, и день. Как, впрочем, и жизнь.

На следующий день мы должны были продолжить посещение пещер, оставались еще пещера Ветра и пещера Чистой воды. После завтрака за нами приплыл гид – на этот раз на лодке. Надо сказать, что отель наш был расположен прямо на берегу реки. К воде спускалась довольно крутая деревянная лестница, оканчивающаяся крошечной пристанью. Внизу нас ждала лодка опять традиционного местного фасона: узкая, длинная и неустойчивая. Погрузились и отправились в плавание по неширокой, но живописной реке Меланау.

Само по себе такое плавание, независимо от его конечной цели, уже способно доставить большое удовольствие. Узкий нос лодки рассекает коричневую бурлящую воду, берега густо заросли зелеными дебрями, из которых кое-где вдруг выглядывает одинокий домик, или промелькнет маленькая деревенька; с уходящих в воду деревянных мостков местные жители стирают белье и моются сами, - и это несмотря на совсем , на мой взгляд, неподходящий для этого цвет воды. Река все время извивается, лодка то и дело закладывает виражи, и за каждым следующим поворотом реки открывается все более красивый пейзаж. Иногда деревья так низко нависают над водой, что приходится пригибать голову, чтобы не задеть свисающие с них лианы. А над головой небо слепящего голубого цвета, и солнце такое яркое, что даже в темных очках больно глазам; а когда лодка проплывает под склонившимися над водой деревьями, то солнечные лучи, пробиваясь сквозь эти зеленые кружева, делаются мягкими и ласковыми, и играют бликами на коричневой воде, до которой можно легко дотронуться рукой, так она близко, зачерпнуть ее и понять, что она, действительно, вполне чистая и годится для купания, просто такого цвета.

Через некоторое время сделали остановку, чтобы посетить деревню народности пенан. Эта деревня оказалась далеко не такой интересной, как у ибанов. Гораздо менее колоритной и более цивилизованной. Здесь тоже был длинный лонгхаус, - но, несмотря на то, что он был один-единственный, имел вид типового сооружения массовой застройки, как будто узкий многоэтажный городской дом-пенал зачем-то положили набок. И действительно, как нам потом рассказал гид, оказалось, что этот дом построило государство и передало жителям совершенно бесплатно. Поэтому он получился какой-то бездушный, похожий скорее на длинный барак , чем на лонгхаус.

Помимо этого лонгхауса в деревне были в изрядном количестве и одиночные дома, более старого и более традиционного вида. Все дома стоят на высоких сваях, как на курьих ножках. На земле, между сваями, в тени собственных домов сидят жители - целыми семьями, с детьми и стариками, а также людьми вполне трудоспособного возраста, которые непонятно почему прохлаждаются в разгар рабочего дня, а не работают, например, на полях как трудолюбивые ибаны. В большом количестве бродят собаки и кошки - невероятно тощие, даже изможденные, с выпирающими ребрами и погасшими глазами. Без слез не взглянешь. Вообще, за все наше пребывание на Борнео мы ни разу не видели ни одного не что толстого, но хотя бы слегка упитанного домашнего животного. И мы даже, уже позднее, в штате Сабах, спросили об этом нашего гида, девушку по имени Шила, как раз вполне упитанную. Спросили, что зачем же тогда держать собаку или кошку, если нет желания или средств ее кормить? А она ответила, что очень многие традиционно имеют при доме кошку или собаку, но кормить их, оказывается, тут вообще не принято. Типа они сами должны добывать себе пропитание. Только что-то не очень это у них получается…

Ну вот, походили мы по этой деревне, потолклись немного на маленьком рынке, где туристам предлагают всякую дребедень местного изготовления. Сделали две неудачные покупки. Во-первых, купили очень дешевый музыкальный инструмент из бамбука, - у невероятно живописной старушки с огромными, чуть ли не до плеч растянутыми дырами в мочках ушей, и привязанным за спиной младенцем; купили главным образом для того, чтобы после этого иметь возможность ее сфотографировать , и она не отказала, так что тут деньги были потрачены не зря, хоть этот инструмент и рассохся впоследствии. А во-вторых, купили еще деревянный веер, потому что кое-кто из нас ужасно потел, и все время жаловался на жару и надеялся посредством веера облегчить свое состояние. Увы. Веер сломался при первой же попытке его раскрыть . Каковую (попытку) этот потеющий человек сделал почему-то не прямо тут же сразу, у прилавка, а только минут тридцать спустя, когда наше плавание уже было закончено и мы карабкались по крутому подъему ко входу в очередные пещеры.

Пещеры были, как и вчера, хороши. Опять сталактиты и сталагмиты, чередование огромных пустых пространств и узких тесных темных проходов, и гроздья летучих мышей на потолке, и золотисто-перламутровые разводы гуано. Пещера Ветра называется так потому , что в ней есть одно место, где всегда дует сильный ветер, - при полной неподвижности воздуха всего в трех метрах в сторону. Эта пещера с довольно запутанной структурой, со множеством переходов, ответвлений, подъемов и спусков, больших и маленьких залов, - и всюду ужасно жарко и влажно, и душно; туристы изнемогают от жары, ползая по всем этим переходам, и поэтому когда они, наконец , добираются до этого заветного места, то многие останавливаются и отказываются двигаться дальше, подставляя ветру свои потные тела и желая хоть немного продлить это блаженное состояние. А пещера Чистой Воды считается наиболее протяженной пещерной системой Юго-Восточной Азии. Она, конечно, не такая большая, как вчерашняя Оленья пещера, но все-таки тоже довольно масштабная. Внутри этой пещеры течет большая и бурная река, она появляется откуда-то из толщи известняковых скал и так же внезапно исчезает. Имея проводника и хорошую физическую подготовку можно часов за пять-шесть пути пройти – а кое-где проползти, а кое-где проплыть под водой, а кое-где спуститься на тросе по отвесной тридцатиметровой стене, - короче, в итоге можно добраться под землей до Оленьей пещеры.

Еще в пещере Чистой Воды есть озеро с темной неподвижной, какой-то даже страшной мистической водой. И еще есть один очень эффектный огромный ангароподобный зал, в высоком-превысоком потолке которого , прямо по центру, над головой, зияет огромная дыра - такое окно в небо: видно солнце и облака, и кажется, что вот ну это уже точно не случайно, а именно специально сделано для залета космического корабля.

После пещер нас ожидало купание в реке и ланч на свежем воздухе.

Оказалось, что наш гид привез с собой в лодке сумку-холодильник, - точнее не сумку, а скорее чемодан, и не холодильник, а термос, - с нашим ланчем.

И все другие гиды тоже привезли для своих туристов такие же точно с виду чемоданы. Но внутри, как потом выяснилось, еда была разная.

Выглядело это так. На крутом берегу реки, в тени деревьев, расставлено множество дощатых столов с дощатыми же лавками. Каждый гид со своими туристами занимает один стол. Если кто путешествует один, то и за столом сидит один. А если у кого-то компания из шести человек, то и за столом сидят вшестером. Впрочем, совсем уж больших компаний там не было. Мы сидели вдвоем.

В нашем чемодане-термосе оказалась большая бадья риса, две емкости с разными тушеными овощами и шесть жареных куриных крылышек. Плюс еще несколько маленьких упаковочек печенья, пакетики чая и кофе, и уже настоящий термос с кипятком. Очень даже прилично для перекуса на свежем воздухе. Но! Мы не знали, рассчитано ли это количество еды только на нас двоих, или и на нашего гида тоже. А его как раз рядом не было , он все подготовил, накрыл для нас стол и ушел купаться. С рисом проблем не было, его бы и на шесть человек хватило. Овощей тоже было достаточно для того, чтобы часть мы могли без сожаления оставить несъеденной. Но как быть с куриными крылышками? Шесть штук - это даже для двоих маловато. Тем более, что это была как раз самая вкусная часть ланча. В конце концов, после мучительных душевных терзаний мы все-таки оставили ему два крылышка, просто от сердца оторвали. А он в результате съел только одно, гад такой. А одно вкусное зажаренное хрустящее куриное крылышко оставил валяться на тарелке. А мы к тому времени уже пили кофе с печеньем и доедать крылышко постеснялись. В конце концов он сложил это несчастное крылышко , вместе с оставшимся рисом и печеньем, обратно в чемодан, а чемодан отнес в лодку. Наверное, заберет остатки себе домой. Ну и правильно. Там риса еще на целую семью оставалось.

Перехожу к купанию в реке. Это был исток реки, вытекающей откуда-то из пещерных глубин. Первый раз мы видели такой явный исток, когда река течет себе течет и вдруг, нисколько не изменяясь, не делаясь ни уже, ни мельче, вдруг внезапно заканчивается стеной : упирается в отвесную каменную стену горы, и прекращает свое существование –конец. Точнее, конечно, не конец, а начало. Там, в самом начале, все и купаются. Получается такая уютная, похожая на бассейн заводь, ограниченная в конце каменной стеной, по бокам – крутыми и густо заросшими зелеными берегами, и уходящая вдаль извивающейся прозрачно-зеленой лентой прохладной воды. И что интересно, прямо сразу от этой глухой стены начинается сильное течение, так что даже трудно устоять на ногах.

В отель вернулись очень довольные. Прямо сразу отправились в бассейн и плавали там три часа подряд в полнейшем одиночестве. Не знаю, где в это время были другие постояльцы, и почему они игнорировали такой отличный, большой и глубокий бассейн, но мы были этому весьма рады.

И все эти три часа в небе над бассейном носилось сумасшедшее количество ласточек. Если лечь на воду на спину, лицом к небу, то можно бесконечно долго наблюдать, как они беспорядочно мечутся туда-сюда, маленькие и черные, похожие на кружащих где-нибудь под потолком комнаты мух.

А рядом с той рекой, где мы купались, бабочек было – тоже как мух. Причем бабочки все редкие, встречающиеся только в этой местности. А вот мух как раз не было совсем.

Пару слов скажу про отель. Он расположен на берегу реки Меланау, посреди леса, и состоит из стоящих на высоких сваях отдельных домиков. Домики эти соединяются между собой деревянными переходами, вроде мостиков, тоже стоящими на сваях высотой около трех метров. То есть получается, что все постройки приподняты над землей довольно высоко, и ходить непосредственно по земле можно только у самой реки.

Прямо между домиками, и вообще всюду вокруг по территории растут высокие, увитые лианами деревья, и многочисленные кустарники, и цветы, и просто какие-то листья прут из земли во всех местах. Цикады стрекочут так, что просто уши закладывает, настолько громко, что даже мешают разговаривать на улице. А вечером к ним добавляются еще и верещащие нечеловеческими голосами лягушки. Так что шум стоит страшный практически круглосуточно.

Наш домик был крайний, ближайший к реке; на реку же выходили окна и маленький балкон, на котором было так приятно посидеть ранним вечером с чашкой кофе, посмотреть на бурлящую коричневую воду, послушать треск цикад , да и вернуться, пожалуй, в комнату к работающему кондиционеру. Потому что жара и влажность запредельные просто.

В комнате на потолке обязательная стрелка с надписью Кеблат и указанием направления на Мекку, а в шкафу – коврик для моления. Во всех без исключения отелях, где мы останавливались на Борнео, эти две вещи присутствовали в обязательном порядке.

А в Кучинге, забыла написать, смешно получилось: я искала туалет поблизости от бассейна, и в холле первого этажа, рядом с лифтом , наткнулась на комнату, с изображенным на двери женским профилем. Я справедливо рассудила , что это как раз туалет и есть, тем более, что там же рядом находилась другая дверь, с мужским профилем на ней. Ан нет! Зайдя внутрь, я оказалась в сплошь застланной коврами комнате для моления. Надо им как-то конкретизировать эту дверную символику, а то и до конфуза недалеко.

Так вот, возвращаюсь в Ройял Мулу Ресорт.

В хорошую погоду завтрак устраивается на открытом воздухе, а все время нашего пребывания погода стояла отличная. На поляне на берегу реки, на траве, под открытым небом стоят два длинных деревянных стола, с длинными же, во всю длину стола, лавками по бокам. Такой вариант пионерского лагеря . Выбираешь место и садишься куда хочешь. Мы завтракали там два раза, и один раз оказались вообще только вдвоем за целым столом, а в другой раз с нами завтракала еще одна пара. На контрасте с этим дощатым простецким столом стоящий рядом шведский стол с кушаньями - покрыт белой хрустящей скатертью, заставлен красивой посудой с блестящими на утреннем солнце металлическими крышечками ( но все равно в джем как-то попадали мошки), а рядом повар в накрахмаленном колпаке на небольшой плитке жарит яичницу и выпекает вафли. Возьмешь себе вафельку позажаристей, да намажешь ее божественным джемом из апельсиновых корочек, да усядешься на скамью лицом к реке Меланау и, прихлебывая кофе, думаешь: поесть ли еще арбуза после вафли или уже хватит? Вот и все заботы.

Раз уж я затронула тему пищи, то напишу еще, какие странные представления о салатах имеют саравакские повара. Не один раз мы находили на шведских столах салат, состоящий из арбуза, дыни, папайи – и все это с майонезом. И это был не сладкий фруктовый салат, не десерт какой-нибудь, а обычный закусочный салат, стоящий посреди прочих весьма обыкновенных салатов.

Ну вот, это было наше последнее место пребывания в штате Саравак. На следующий день предстоял перелет в город Кота Кинабалу, столицу штата Сабах.

С утра еще было много свободного времени, еще успели наплаваться в бассейне, не поверите! – опять одни-одинешеньки, после чего погрузились в самолет и без приключений, но с одной пересадкой, прилетели в город Кота Кинабалу.

Город Кота Кинабалу понравился мне с первого взгляда. Вот как может с первого взгляда вдруг понравиться незнакомый человек – вот так мне понравился этот город.

Город небольшой, весь прижатый к морю, к набережным и к порту со множеством кораблей, очень яркий, солнечный, шумный, наполненный людьми, запахами и звуками, и одновременно уютный, приветливый и очень к себе располагающий. Здесь есть и современные дома и совершеннейшие трущобы, состоящие из жутких , сооруженных практически из мусора, хибар. И среди этих трущоб – вдруг баскетбольная площадка, вполне приличная, и замызганные дети , поднимая тучи пыли, носятся с оранжевым мячом.

Есть большие торговые центры с очень даже неплохими товарами за очень даже привлекательную цену. И есть целые кварталы стоящих рядами четырехэтажных домов, типа хрущевок, обвитых, как новогодними гирляндами, разноцветными связками сушащегося белья, что придает этим домам веселый вид и недостающую яркость.

Есть даже роскошные кондоминимумы с бассейнами и видом на море с просторных балконов, но надо признаться, что выглядят они здесь все-таки неродными, не на своем месте как-то. Таким бы в Монако стоять.

На улицах всегда много людей, всегда шумно, всегда запах еды, которую сплошь и рядом готовят и продают на уличных жаровнях ; кафе, рестораны, лавки, магазины и магазинчики - тянутся вдоль набережной вплотную друг к другу, - и всюду есть покупатели, всюду едят, пьют, смотрят, выбирают, покупают или в крайнем случае просто так толкутся. Наш отель Ле Меридиен стоял в самом центре, прямо на набережной, и с открытой террасы третьего этажа, где, как на балконе, расположен бассейн, открывался дивный вид на море, на полный кораблей порт и на разворачивающийся прямо на набережной огромный ночной рынок.

Каждый вечер он возникал из ничего буквально за десять минут. Вот еще только что просторная набережная была абсолютно пуста и зияла посреди многоцветного города серой асфальтовой плешью. Вроде совсем недолго поплаваешь в бассейне, подойдешь к стеклянному парапету взглянуть – как там? А там! – батюшки! Уже, откуда ни возьмись, появились многочисленные торговые прилавки, уже натянуты над ними разноцветные тенты, уже понатасканы жаровни, и какие-то печки, уже расставлены в бесчисленном количестве столы, стулья, уже шипит на огромных сковородках что-то желтое и хрустящее на вид, а на жаровнях запекаются маленькие шашлычки из самых неожиданных продуктов, и все это уже кишит людьми, и звенит криками торговцев и пахнет всеми запахами сразу.

В рыбных рядах лежат огромные тунцы, такие большие, что целиком даже не помещаются на прилавок, и хвост свисает вниз. Их разделывают прямо тут же, ловко и быстро, превращая в толстые ровные ломти ярко-красного мяса, гораздо больше похожие именно на мясо, чем на рыбу. Всякие разные рыбы немыслимых цветов, от совсем крошечных, прямо как семечки, насыпанных в корзины, до крупных, например, зеленого цвета, - очень красивых. Конечно, креветки, и лангусты, и крабы, и ракушки , и маленькие осьминоги, и кальмары, - все в большом изобилии, все пахнет густым рыбным запахом. Рыбные торговцы имеют обыкновение периодически выплескивать воду из освободившихся рыбных контейнеров прямо перед собой, в проход, где ходят покупатели, причем делают это безо всякого предупреждения, так что несколько раз я чудом уворачивалась, но боялась в основном за фотоаппарат, а не за себя.

Рыбные ряды переходят в мясные, полные куриных тушек, - целых и расчлененных, и порезанной всякими способами говядины, а свинину тут не едят; в овощных рядах громоздятся огромные клубни непонятно чего ( я подумала, что может – ямса?), и целые охапки местной травы, очень вкусной, ее едят почти сырой, только чуть припускают на пару, и всяких знакомых и незнакомых овощей и зелени; а потом начинаются фруктовые ряды с арбузами, дынями, рамбутанами и мангустинами, бананами и, конечно же, с манго! Огромные желтые спелые плоды манго – мы приходили сюда за ними каждый наш вечер в Кота Кинабалу, покупали всегда пять штук, и поедали потом в номере, предварительно почистив, порезав на кусочки и поделив эти кусочки строго поровну.

Между прочим, местные люди делают с манго страшные вещи: покупают их неспелыми, еще зелеными, мнут в пюре и смешивают с большим количеством черного перца, получается такая паста, типа закуски. И вот это главное, для чего они используют манго. Поэтому большинство плодов манго на рынке продавалось именно в зеленом состоянии.

Торговые ряды постепенно смешиваются с рядами, где готовят и едят. Чаны, кастрюли, печки, жаровни, - все шипит, шкварчит, жарится и брызгает. Тут же стоят столы и стулья, где можно поесть сидя, но можно есть и прямо на ходу, или унести еду с собой домой. Жарят мясо, жарят рыбу, парят рис со всякими к нему добавками, варят креветок, запекают что угодно с чем угодно, на огромных сковородках - вок буквально за минуту нажаривают любой набор продуктов по выбору покупателя из имеющихся тут же в лоточках сырых ингредиентов. Много сладостей – запеченных в тесте кусочков бананов, каких-то пончиков, пирожков, и даже обычного вида пирожных.

Всюду - гвалт, шум, зазывающие крики торговцев, гомон покупателей. Между ногами шныряют маленькие мальчики, лет буквально шести-семи, они предлагают свои услуги и многие ими пользуются: покупатель ходит и выбирает себе товары, а мальчик складывает покупки в полиэтиленовые пакеты, которых имеет при себе целый запас, и потом носит эти покупки вслед за покупателем по всем рядам, а когда покупатель закончит, то несет до машины или до дома, если это близко. И за это получает какие-то деньги, не знаю сколько, но, судя по виду этих мальчиков, думаю, что мало. По отходящим от набережной окрестным улицам одновременно спрутом расползается вещевой рынок. Прямо на проезжей части вырастают длинные ряды вешалок с пиджаками, платьями, футболками, прилавки с обувью, парфюмерией и украшениями. Вот этот ночной рынок я бы назвала сердцем города Кота Кинабалу. Кажется, что перестань он возникать тут из ничего каждый вечер, - как тут же исчезнет с ним вместе и город Кота Кинабалу, лишится своего мотора, а вместе с ним и жизни, превратится во что-то заурядное, сонное и неинтересное.

Теперь про отель. Если вдруг соберетесь заехать в Кота Кинабалу, что лично я вам очень и очень рекомендую, то даже и не думайте - поселяйтесь только в Ле Меридиене. Лучше все равно не найдете.

Во-первых, он гениально расположен: в центре жизни, близко ко всему, все самое интересное находится прямо рядом, а до самого дальнего, что может понадобиться туристу, ну скажем Главпочтамта, можно легко дойти пешком. Помимо описанного мною замечательного рынка, в округе множество уютных кафе и ресторанчиков; в первый же вечер мы все разведали, нашли маленький ресторан гонконгской кухни и сделались его завсегдатаями: четыре ночи в общей сложности мы провели в Кота Кинабалу, и четыре вечера ужинали в этом ресторане, и неизменно оставались довольны, - и вкусом, и более чем уместной ценой. Совсем рядом и несколько современных торговых центров, где , в принципе, есть что прикупить из одежды, опять же по весьма разумной цене.

Во-вторых, Ле Меридиен – это просто очень хороший отель, с просторными комфортабельными номерами, шикарными ванными комнатами, вкусными завтраками и прекрасным сервисом. Смешной момент: помните, я уже писала, что во всех отелях на потолке номера всегда есть стрелка, указывающая направление на Мекку? Так вот, здесь такая стрелка была не только на потолке, а еще зачем-то и внутри тумбочки: выдвигаешь ящик прикроватной тумбочки, а там на дне ящика приклеена пластмассовая стрелка. Не знаю, для чего это. И коврик для моления здесь был самый лучший.

И, наконец, в третьих, - это бассейн, расположенный, как я уже упоминала, на высоте третьего этажа, как бы на балконе, так что он прямо нависает над проходящей внизу улицей. Так приятно, стоя у стеклянного парапета, обозревать всю эту бурлящую под ногами жизнь: закипающий рынок, и людскую толпу, и стоящие в порту корабли, и поток автомобилей на дороге, отделяющей отель от набережной; вроде все это совсем рядом, прямо рукой подать, а ты стоишь себе в купальнике, потягиваешь какой-нибудь коктейль и наблюдаешь за всем свысока, и как будто бы одновременно находишься и здесь, и не здесь.

Особенно замечательно наблюдать отсюда закат солнца, медленно опускающегося прямо в море, тогда виды получаются уже совершенно фантастические. К сожалению, такого же мнения придерживаются и многие постояльцы отеля, начинающие сползаться сюда к этому времени, так что бассейн, большую часть дня стоящий почти совсем пустой, к вечеру начинает наполняться публикой.

Но и это еще не все. Прямо над бассейном пролегает воздушный путь самолетов. Идя на посадку, они пролетают совсем низко, и кажутся очень большими и близкими. В такие моменты все отдыхающие одновременно прекращают свои занятия, запрокидывают головы вверх и заворожено провожают их взглядами. И вот самый восхитительный кадр, - это когда удается захватить все сразу: и море со стоящими на рейде кораблями, и утопающее в море темно-красное солнце, и пестрящий разноцветными тентами ночной рынок, и голубое неподвижное зеркало бассейна, и над всем этим - огромный раскинувший крылья самолет в еще не темном , а только начинающем потухать небе.

На следующее утро мы, с некоторым даже сожалением, покинули прекрасный город Кота Кинабалу, чтобы отправиться в двухдневный тур в национальный парк Гунунг-Кинабалу. Парк этот окружает гору под названием опять же - Кинабалу, и является самым популярным туристическим местом в Сабахе.

Гора Кинабалу – самая молодая в мире гора невулканического происхождения, она возникла около миллиона лет назад. Одновременно она и самая высокая во всей Юго-Восточной Азии. Причем она продолжает расти, и каждый год увеличивается примерно на 5 мм ( это много для горы), сейчас ее высота около 4100 метров.

Множество туристов приезжает в парк, чтобы пожить в домиках посреди тропического леса на склонах Кинабалу, походить по джунглям, полазить по склонам, приобщиться к дикой природе; здесь представлена флора почти всех уголков мира, и по мере подъема влажные тропические джунгли сменяются сначала лиственными, а потом хвойными лесами, затем начинаются альпийские луга, и заканчивается это все заснеженной вершиной, куда многие тоже, представьте себе, добираются. Но мы перед собой таких грандиозных целей не ставили, а планировали ограничиться прогулками по лесным склонам.

И опять наш изначально групповой тур оказался индивидуальным. В наше распоряжение поступила девушка по имени Шила - наш гид, плюс микроавтобус, плюс персональный водитель микроавтобуса.

Точно в назначенное время они забрали нас из отеля, и все вместе мы двинулись в неблизкий путь по просторам штата Сабах. Ехали в общей сложности часа четыре, любовались пейзажами, в особенно красивых местах останавливались и выходили фотографировать. Один раз увидели из окна придорожный фруктовый рынок, попросили остановиться, выбежали и купили – что? – правильно: манго! Пять штук как всегда.

Потом остановились на ланч в китайском ресторане. Хочу особо отметить, что все питание входило в стоимость тура, и происходило исключительно в китайских ресторанах. Видимо, как и в Сараваке , питание туристов как вид бизнеса здесь полностью узурпировано китайцами. И слава Богу. Потому что китайская еда довольно вкусная, а о традиционной малайской еде я бы этого не сказала. Обычно обед всегда состоял из одинакового набора блюд: пареный рис в большом количестве, очень вкусно приготовленная курица, очень вкусно приготовленная рыба, и два вида жареных овощей. Плюс фрукты на десерт. Тарелки исключительно пластмассовые, но все чисто-аккуратно. Ни одного плохого слова не могу сказать о китайской версии малазийского общепита.

По мере приближения к национальному парку дорога постепенно начинает закручиваться серпантином и подыматься вверх, начинает закладывать уши. Уже давно из окна прекрасно видна гора Кинабалу с утопающей в облаках вершиной.

Не доезжая до парка, делаем остановку, чтобы посетить мемориал жертвам марша смерти Сандакан-Ранау. Оказывается, что вторая мировая война прошлась и по этим местам тоже. Казалось бы, - остров Борнео, это ведь черти где, какая тут может быть война? А, оказывается, была и здесь своя трагедия. Здесь погибли две с половиной тысячи солдат, из которых примерно 1700 австралийских и 800 британских. Все они были пленными, которых японцы содержали в лагере типа концентрационного в поселке Ранау. А потом задумали перегнать их своим ходом в город Сандакан, чтобы там использовать на каком-то строительстве. Их гнали через джунгли, 256 километров пешком, без еды и воды, многие были босиком, их выкашивали тропические болезни, малярия и дизентерия. Если им пытались помочь местные жители, то японцы их за это жестоко наказывали, уничтожая в качестве мести всю семью целиком.

Они все погибли. Все умерли по пути. Выжило всего-навсего шесть человек. Шесть человек из отправившихся в путь двух с половиной тысяч. Эти шестеро выжили только потому, что им удалось бежать. Они были не вместе, каждый спасался в одиночку и в разное время. Это потом уже, после войны, когда стали считать мертвых и живых, только потом они узнали друг о друге.

И вот в память об этих трагических событиях рядом с поселком Ранау, который находится в предгорьях Кинабалу, и построен этот мемориал. Очень хороший мемориал. Имена всех погибших выбиты на гранитных плитах золотыми буквами. Ходили, читали фамилии, смотрели возраст, - там отдельно указан возраст погибших. Самым молодым по 19 лет было, самым старым за 50. Там же в мемориале красивый цветочный сад: гибискусы, орхидеи самых разных форм и расцветок, насекомоядные непентусы, просто красивые разноцветные цветы и кустарники.

В Австралии этот марш смерти широко известен. Потомки ( наверное, внуки или даже правнуки) этих погибших солдат не так давно прошли тем же самым маршрутом, тоже пешком, те же самые 256 километров.

Все посетители могут оставить запись в специальной книге, мы тоже оставили. Полистали эту книгу – в основном сюда заезжают туристы из Австралии. Еще попадаются Новая Зеландия, Великобритания и почему-то довольно много из Дании. Из России или других наших стран не нашли вообще никого.

И сразу скажу, что на протяжении всего этого нашего путешествия мы ни разу нигде не встретили соотечественников, и не слышали русской речи.

Спросили нашего гида Шилу, а бывали ли у нее до нас русские туристы. И она сказала, что один раз в прошлом году была русская семья, которая тоже ездила в парк Кинабалу. Сказала, что они были очень смешные, потому что просили останавливаться в придорожных магазинах, по пути покупали вино и пили его в машине. А потом начинали петь песни. Вот позорище-то! И это в мусульманской стране, где вино не так-то просто и купить. Свиньи какие-то, мне даже стало немного стыдно.

Ну вот, в конце концов, добрались до национального парка, бросили вещи в номер, и сразу же отправились в лес. Несколько часов бродили по лесным тропинкам, там проложены специальные маршруты разной протяженности и можно выбрать себе по силам. Мы прошли, наверное, километров десять. Идти, хоть и по склонам, но довольно легко, потому что здесь все-таки высота и совсем не жарко, а даже прохладно делается к вечеру, и влажности такой высокой нет. Лес густой и довольно мрачный, весь в перепутанных лианах и поваленных стволах, под ногами шуршит толстый ковер опавших листьев, деревья очень высокие и прямые, и уходят куда-то в небо, так что даже, запрокинув голову, не получается увидеть их вершину. Шила показывала всякие разные редкие растения, но я не запомнила их названий. Запомнила, что здесь растет самый большой в мире мох и 58 видов ротана. И еще мне очень понравился дикорастущий имбирь, который торчит из земли аккуратными ярко-розовыми шишечками. Опять видели орхидеи, непентусы и огромного, просто огромного палочника. Да, еще видели змею! Между прочим –ядовитую. Черную в желтую полоску, довольно большую. Хороший парк. И устроено все у них толково.

Гости живут в отдельных домиках, разбросанных по территории парка группами, и группы эти очень далеко друг от друга, настолько далеко, что лучше ехать на машине. В каждой группе примерно шесть домиков, наши домики стояли самыми крайними и все были обращены лицом к горе Кинабалу, так что вид все время замечательный. В домике полный комфорт: душ, чайник, тапочки, фен, даже холодильник есть. Кондиционера нет, но он здесь и не нужен, здесь ночью даже холодно. Когда мы обнаружили на каждой кровати по два одеяла, то сначала удивились, а потом оказалось что два одеяла – это в самый раз.

Ужин был в ресторане у центрального входа в парк, от нашего домика пришлось ехать на машине. Шведский стол, вкусный. Но готовили все опять китайцы.

После ужина вернулись к себе и стрескали все манго.

Теперь я, пожалуй, расскажу легенду о происхождении названия этой самой горы Кинабалу.

Значит, дело было так. Давным-давно жил в здешних местах злой дракон, который всех доставал: пожирал людей и уничтожал посевы. И вот однажды по морю приплывает в эти края из Китая молодой принц ( Кина - так называется Китай на местном языке бахаса). И этот принц вступает в схватку с драконом, в ходе которой дракон погибает, а принц остается сильно израненным. Истекая кровью, бредет он по лесным склонам, пока в конце концов не падает на землю без сознания. И не просто без сознания, а впадает в кому. В этом коматозном состоянии его и обнаружила местная девушка, сразу прониклась к нему любовью и благодарностью, притащила к себе домой и стала за ним ухаживать. И ухаживала так хорошо, что в конце концов он совершенно выздоровел. К моменту своего выздоровления он тоже успел полюбить девушку ответной любовью. И стали они жить-поживать , и какое-то время все у них было хорошо. До тех пор, пока в один прекрасный день не выяснилось, что девушка ждет ребенка. Тут, как это часто бывает, принц сразу вспомнил, что ему, оказывается срочно надо домой в Китай по делу ненадолго. Но он обязательно вернется к ней и ребенку. Сел на корабль и уплыл по морю. Девушка, простая душа, поверила и стала ждать его возвращения. Каждый день она поднималась на вершину вот этой самой горы и обозревала оттуда морские просторы: не покажется ли на горизонте корабль принца? Увы. Принц не возвращался. А время шло. Девушка рожает сына и продолжает ожидание. Опять тщетно. Кончилось тем, что принц так и не вернулся, а девушка умерла от горя.

Поэтому гора Кинабалу имеет 12 вершин, а не одну - потому что верхний край горы – это профиль лежащей (мертвой) девушки. Гора продолжает до сих пор расти, потому что сердце девушки продолжает ждать. Во как! Из обычной истории бросания беременной девушки раздули такое легендарное событие. Да, на местном языке бахаса, Кина, как я уже говорила, означает Китай, а Балу – вдова. Получается, что гора называется Кинабалу – то есть китайская вдова.

Следующее утро началось для нас с посещения подвесной дороги, которая здесь называется канопи. Канопи - это цепь переходящих друг в друга деревянных подвесных мостиков, натянутых между деревьями на высоте 43 метра. Ширина такого мостика не больше полуметра, по бокам он имеет что-то типа перил из натянутых между деревьями канатов, а пространство между мостом и этими перилами для страховки затянуто веревочной сеткой, как будто бы от гамака. Такие мостики подвешены от дерева к дереву, а в каждом месте их соединения вокруг дерева устроена небольшая деревянная платформа. Идти немного страшно, мостик, как только на него ступаешь, сразу же начинает прилично раскачиваться из стороны в сторону. Больше трех человек одновременно находиться на нем не может, это запрещено правилами. Но, честно говоря, лучше всего вообще проходить каждый такой пролет между деревьями в одиночку, тогда легче приспособиться к ритму раскачивания моста.

Деревья здесь очень высокие и абсолютно прямые. Обычная высота деревьев - порядка 60 метров, а бывают деревья и по 80, и в исключительных случаях даже по 100 метров. Сравните это, например, с 17-этажным домом, высота которого всего около 50 метров. И вот на высоте 43 метра, то есть примерно на уровне 10-го этажа, идешь себе по узкому мостику с веревочными перилами, а вокруг вверх и вниз уходят стволы деревьев – прямые, как телеграфные столбы. Листва на деревьях такого ярко-зеленого цвета, который даже кажется ненатуральным, слишком нарочитым для живой природы. Виды открываются потрясающие - и на окрестности, и особенно вниз – куда-то в зеленую бездну. В общем, это гениальное место. За тем исключением, что здесь опять делается ужасно жарко и влажно , потому что находится все это уже у подножия горы Кинабалу. Поэтому очень разумно, что в завершение туристам предлагается купание в трех водах.

Сначала - в расположенном неподалеку водопаде. Я искупалась с удовольствием, вода прохладная, но в такую жару это даже приятно было.

Потом - в горячих серных источниках. Здесь мне меньше понравилось, потому что вода горячая и всюду пахнет серой. Но многие приезжают сюда специально с лечебной целью, вроде бы содержащаяся в воде сера помогает при лечении многих заболеваний. Источник этот окультурен, и разведен на множество купален – таких глубоких, почти в человеческий рост ванн, облицованных кафельной плиткой. Ванн очень много, можно выбрать себе любую, напустить туда серной воды сколько душа пожелает и сидеть хоть с утра до вечера. Многие так и делают, но мы посидели немного, да и перешли к третьему купанию, - в большом бассейне с обычной водой. Бассейн был абсолютно пустой, видимо, все здесь предпочитают ванны, так что наплавались вдоволь.

В лесах, окружающих эти серные источники, сохранилось редчайшее растение - гигантская раффлезия. Раффлезия - это самый крупный цветок на Земле. Диаметр цветка может достигать 1 метра , а вес – 2 килограмм. У него нет ни стебля, ни листьев, а только торчащий прямо из земли огромный красно-коричневый цветок, цветом, да и видом своим похожий на кусок мяса.

Только встречается он редко, найти его трудно, а время цветения непредсказуемо. Обычно это растение образует цветок один раз в 6-21 месяц, и держится этот цветок всего 3-7 дней, после чего цветок погибает, и весь цикл созревания запускается снова, опять на 6-21 месяц. Поэтому увидеть его – большая удача.

Еще утром мы сказали нашему гиду Шиле, что вот хорошо бы нам раффлезию посмотреть, и пока мы плавали в бассейне , эта услужливая девушка разузнала, что недалеко как раз цветет раффлезия, но только на частной земле, и хозяева этой земли допускают желающих к своей раффлезии за 30 рингит с носа. Цена приемлемая, мы согласились. Отъехали немного от парка и увидели у дороги указатель – кусок картона с накарябанной на нем надписью Раффлезия и стрелкой к стоящему в глубине бедному на вид дому. К нам вышла неулыбчивая девочка лет 13, молча взяла у нас деньги, и также без единого слова быстрым шагом повела нас куда-то вглубь начинающегося прямо за домом леса; минут через буквально пять вышли к раффлезии. Эта была не такая большая, явно меньше метра, сантиметров где-то 60-70. Вблизи эта раффлезия даже немного пугает: мясистые красные лепестки с немного пупырчатой поверхностью больше всего похожи на какие-то большие развороченные кровавые языки, типа говяжьих; а самом центре - немного утопленная внутрь белая сердцевина цветка с торчащими из нее мягкими на вид шипами; на этих мягких шипах уже было несколько погибших мух, которыми раффлезия и питается. Она заманивает их запахом гнилого мяса, они доверчиво залетают внутрь, в надежде перекусить чем-нибудь скоромным, да там и заканчивают свои дни, будучи переваренными этим растением-монстром.

Честно говоря, она даже и на растение не похожа, а похожа на что-то страшное. Но вот гнилым мясом не пахнет. То есть пахнет, но только слабо: мухи чувствуют запах, а человек нет. В общем , совершенно нам было не жалко 60 рингит, которые пришлось отдать за двоих, редкая это вещь, больше такого нигде не увидишь, да и здесь – еще должно повезти.

После всего этого сели в наш микроавтобус и вернулись в прекрасный город Кота Кинабалу – город имени горы ( кота - на языке бахаса означает город). По пути остановились на том же самом придорожном рынке, опять купили пять штук манго.

И успели еще поплавать в бассейне, поесть гонконгской еды, погулять по ночному рынку, слопать в номере манго, и еще раз отметить, что вот ведь какая странная вещь: при полном отсутствии каких бы то ни было достопримечательностей, ну никак нам не хочется уезжать из города Кота Кинабалу.

Тем не менее, пришлось уехать. Программа составлена и надо ее выполнять.

На следующее утро предстоял очередной ранний перелет – в город Сандакан. На этот раз, обогащенные предшествующим опытом, мы уже сами подняли вопрос об обеспечении нас завтраком в номер. Тут как-то это дело пущено на самотек, и не затронь мы эту тему – никто бы нам ничего не предложил, так бы голодными и улетели.

А так, по традиции, в половине пятого утра раздался звонок в дверь. Наверное, вкатывающий стол с завтраком официант удивлялся, что это за безумные люди, готовые в такое время поглотить полный стол еды. А я лично люблю рано завтракать.

После завтрака взяли такси и поехали в местный аэропорт. Потому что нам ведь предстоял местный рейс, и мы логично рассудили, что и осуществляться он должен из местного аэропорта. Проверили багаж, нашли на табло надпись Сандакан отстояли очередь на регистрацию, и только при регистрации вдруг выяснилось, что наш рейс улетает не из этого аэропорта, а из международного . Вот все остальные местные рейсы летают отсюда, а конкретно один наш - из международного. А отсюда тоже есть рейс в Сандакан, и примерно в то же самое время, но билеты - то у нас совсем другой авиакомпании. До конца регистрации оставалось еще 20 минут. А международный аэропорт расположен совсем в другой части города.

В панике опять хватаем такси и мчимся. Ну, слава Богу, доехали быстро ,успели на регистрацию и благополучно прилетели в город Сандакан.

В Сандакане начался наш очередной тур, единственный за всю поездку оказавшийся по-настоящему групповым. Нас набрался целый автобус, и первым делом нас повезли в окрестности Сандакана на очередную станцию орангутангов под названием Сепилок.

Станция Сепилок расположена посреди тропического леса и известна куда более широко, чем станция в Сараваке, где мы до этого уже знакомились с орангутангами. Поэтому здесь гораздо больше туристов, приезжают целыми полными автобусами, но зато и орангутангов гораздо больше.

Просто так гулять по лесу туристам не разрешается. Доступ открывается только два раза в день и только до специальных платформ, куда рейнджеры выкладывают орангутанью еду. Здесь живет много орангутангов, выросших в неволе, которых только приучают к самостоятельной жизни, чтобы потом они смогли уйти вглубь джунглей и жить там вместе с дикими орангутангами . Но непохоже, чтобы они сильно к этой самостоятельной жизни стремились. Потому что парочка обезьян спустилась с деревьев прямо на крышу офисного домика и сидела там в полуметре от туристов, строя умильные рожи. А еще один большой самец уже позднее, когда мы шли по деревянной дорожке к платформе для кормлении, вдруг спустился с ближайшего дерева и тоже пошел по деревянной дорожке прямо рядом тем же маршрутом. Ну и правильно. Чего по деревьям скакать , когда можно идти нормально. Правда, этим своим поступком он произвел большой переполох среди рейнджеров, которые сразу стали кричать туристам, чтобы они отошли на безопасное расстояние, а сами старались стать так, чтобы отгородить своим телом людей от орангутанга. Так что на этот раз удалось увидеть их совсем близко, прямо глаза в глаза. И еще раз убедиться, что это уже не вполне животные, это что-то большее, и это точно.

Потом к самой платформе подошли еще три-четыре орангутанга, и среди них мать с ребенком. Пока они питались, в зарослях сидело целое стадо бабуинов и дожидалось своей очереди. И вот, как только орангутанги потянулись обратно в лес, а еды еще осталось предостаточно, они тут же выскочили все скопом, с младенцами и стариками, и быстренько все подчистую подмели.

После Сепилока доехали до пристани, погрузились на катер и отправились в двухчасовое путешествие по реке Кинабанатан - самой длинной реке малазийского Борнео. К этому времени часть туристов уже от нас отсоединилась, но все равно оставалось еще прилично, человек 15.

Плыли долго, больше двух часов. Река широкая и живописная, с коричневой глинистой водой, берега густо заросли либо пальмами, либо мангровыми зарослями, в ветвях которых скачут обезьяны. Периодически попадаются маленькие деревеньки убогого вида. Местность эта называется Сукау, люди здесь живут в деревнях вдоль реки очень просто и бедно, практически натуральным хозяйством.

Туристов же в эти края привлекает возможность понаблюдать за живой природой. Здесь в естественной среде обитания живут гиббоны, коротко - и длиннохвостые макаки, обезьяны-носачи, орангутанги, лемуры, пигмейские слоны ( самые маленькие по размерам из всех прочих слонов), мышастые олени ( мини-олени размером примерно с кошку), крокодилы, огромные ящерицы и туча разных редких птиц.

Обезьяны-носачи или как они здесь называются - пробоскосы - это хит здешних мест. В природе они живут только кое-где на Борнео, а в зоопарках их тоже очень трудно содержать, потому что они не едят ничего, кроме совершенно конкретного вида мангровых листьев, растущих опять же только кое-где на Борнео. Ясно, что если они называются носачи , то с носом у них должно быть что-то не в порядке. Так и есть. У самцов этих обезьян нос просто огромный, похожий на свисающий вниз баклажан: в точности баклажанной формы и примерно такого же размера; при том, что сами обезьяны довольно небольшие, этот чудовищный нос выглядит совершенно гротескно. И еще у них очень потешная, совершенно человеческая манера сидеть: сидят на дереве, как на стуле , с прямой спиной, развалясь и опираясь на хвост, положив руки на чуть расставленные колени - совсем не так, как другие обезьяны. Эти неприятности с носом касаются только самцов, а у самок носы небольшие и несколько вздернутые вверх, курносые. Впрочем, неприятностью это по обезьяньим понятиям не считается, а считается совершенно наоборот: чем больше нос и чем ниже он свисает - тем привлекательнее самец, и тем больше самок он может иметь в своей полигамной семье. Ну вот, для таких любителей наблюдать животных в естественной среде обитания, и построен на берегу реки Кинабатанган , среди дебрей дождевого леса так называемый лодж - небольшой отель пониженной комфортности. Называется Sukau Rainforest Lodge.

Именно сюда мы и приплыли в результате. Некоторые люди приезжают в лодж надолго, каждое утро и каждый вечер ( это самое лучшее время для наблюдения за животными) уходят в джунгли на поиски, и не успокаиваются до тех пор, пока лично не увидят всех основных встречающихся здесь животных.

Но мы намеревались пробыть здесь только одну ночь. Конечно, очень интересно посмотреть на животных, но все-таки дикая природа – это не зоопарк. И это даже немного жаль. Животные абсолютно дикие, к людям близко не подходят, предпочитают прятаться в зарослях. Обезьяны сидят на деревьях в ветвях, и заметить их сразу бывает довольно сложно. Даже когда рейнджер прямо указывает, куда смотреть, все равно не сразу получается их увидеть. Конечно, бывает, что удается подойти к животному достаточно близко, но это уже кому как повезет.

А сам лодж очень уютный. От пристани к помещениям лоджа ведет деревянная дорожка, приподнятая сваями над землей на высоту около двух метров. Сам лодж тоже весь полностью приподнят над землей . Комнаты небольшие, освещение ОЧЕНЬ тусклое, но душ, туалет и вентилятор есть в каждой комнате. Плюс вместо халатов гостям предлагаются саронги - цветастые для женщин и клетчатые для мужчин. Саронг - это такое замкнутое полотнище ткани, как цилиндр, диаметром намного превышающим талию и высотой примерно от пола до груди. В него надо пролезть внутрь, как в трубу, а потом особым способом заложить всю лишнюю ширину в складки, а всю лишнюю длину закатать валиком от груди до талии. После чего получается такая свободная, не стесняющая движений длинная юбка, очень прочно и удобно сидящая на теле. Мы попробовали – это оказалось прелесть что такое. Такая удобная вещь! В жару очень комфортно, особенно в мужском варианте. Мы даже позднее в Кота Кинабалу купили мужской саронг, привезли его домой в Москву и теперь один человек расхаживает в нем по квартире.

Помимо гостевых комнат в лодже есть еще что-то типа общей гостиной, где стоят диваны для отдыха, несколько журнальных столиков, и здесь же подают ужин, а в дождливую погоду еще и завтрак. Кроме того, здесь всегда стоит что-то типа титана с кипятком, и рядом растворимый кофе, какао, чай в пакетиках, и печенье, - все это можно есть в любой момент без ограничений.

Но! Опять никуда нельзя заходить в обуви. И за выполнением этого правила следят крайне строго. Обувь предлагается оставить прямо у входа в лодж, под навесом, и дальше уже всюду перемещаться только босиком - и в эту самую гостиную-ресторан, и дальше по деревянному переходу к гостевым комнатам, и в самих комнатах. В качестве поблажки в каждой комнате стоят две пары вьетнамок гигантского размера - их надевать можно; но мне, например, в этом гулливерском размере было трудно сделать даже несколько шагов. Да и к тому же неизвестно, кто их надевал раньше, до нас. Вьетнамки-то не новые.

Но это единственное. Больше придраться не к чему.

От задней части лоджа прямо в джунгли уходит деревянная дорожка, и какое-то расстояние можно пройти по ней с большим комфортом. Но потом дорожка заканчивается, и дальнейший путь по тропинке можно уже продолжать только в резиновых сапогах, потому что дождевой лес - он не зря так называется. Влаги настолько много, что земля по большей части просто покрыта неглубоким слоем воды. Кроме того, вода капает отовсюду сверху, стекает со всех листьев, и если неосторожно задеть какую-нибудь свисающую ветку, или потянуть за лиану, которых здесь огромное количество, то сразу же получаешь себе на голову теплый тропический душ.

Необходимые для прогулок резиновые сапоги любезно предоставляются гостям совершенно бесплатно - они просто стоят в большом количестве в том месте, где заканчивается деревянная дорожка, и разных размеров, - выбирай любые, одевай, да и иди себе.

Еще надо знать, что дождевой лес просто кишит пиявками, их здесь настолько много, что практически невозможно вернуться с прогулки и не принести на себе хоть парочку. Они неопасные, присасываются незаметно и почувствовать их нельзя, потому что они вместе со своей слюной впрыскивают под кожу естественный анестетик. Но на вид очень противные. И когда их отрываешь от кожи, то сразу начинает из места отрыва идти кровь. К счастью, мы видели их только на других людях. Сразу же после нашего приезда, успев только бросить вещи и выпить по чашке какао, мы опять погрузились в лодку, только на этот раз совсем маленькую, и отправились наблюдать обезьян, главным образом этих самых пробоскосов, носатых. Самые разные обезьяны в большом количестве обитают в ветвях мангровых деревьев по берегам реки Кинабатанган, и особенно в ее узких рукавах-протоках, во множестве отходящих от главного русла.

Еще когда мы только отплывали, уже было ясно, что погода не слишком благоприятствует речной прогулке в маленькой открытой лодке - небо затягивалось свинцовыми низкими тучами. Тем не менее, отплыли. И даже успели заплыть довольно далеко вглубь протоки. И даже успели увидеть целые стаи длиннохвостых и короткохвостых макак, скачущих высоко в ветвях деревьев, и еще разноцветных птиц, и еще огромных толстых ящериц, сидящих на стволах низко склонившихся над водой деревьев, обхватив стволы страшными когтистыми лапами.

И тут пошел дождь. Сказать про то, что началось, дождь - это все равно, что сказать про Гималаи, – холмистая местность.

Это был тропический ливень во всей своей полной силе и мощи. Как будто прямо на голову тебе одно за другим непрерывно выливают ведра воды. Конечно, у нас были с собой дождевики, и мы тут же их одели, но спасти от намокания с их помощью в результате удалось только камеру и фотоаппарат. Более того, дождевая вода сразу же и довольно быстро стала скапливаться на дне лодки. Так что пришлось забыть про живую природу и повернуть обратно. А пробоскосов –то мы увидеть не успели . О горе нам! С такими грустными мыслями мы и плыли под дождем, пока вдруг прямо перед носом нашей лодки не увидели большую группу пробоскосов, переправляющихся по очереди через реку по стволу склонившегося над водой дерева. Тут конечно все сразу забыли про дождь, остановили лодку и стали смотреть.

Они прыгали по одному, по очереди: сначала с прибрежных деревьев прыгали на ствол дерева, которое склонилось над водой, как мостик, но до противоположного берега реки не доставало; потом бежали по этому раскачивающемуся под их весом дереву до конца, и оттуда, как с трамплина, прыгали уже на ветки деревьев на другом берегу реки. У всех получалось очень ловко. Так, один за другим, их пропрыгало довольно много. Последней прыгала самка с детенышем. Детеныш болтался у нее снизу под животом, обхватив ее лапками за спину, и конечно, ей мешал, лишал устойчивости и меткости в прыжках. Первый прыжок ей удался, она попала точно на ствол, пробежала его до конца и остановилась в нерешительности. Несколько раз она разбегалась, намереваясь совершить финальный прыжок над водой на противоположный берег, но каждый раз в последний момент останавливалась. Боялась. Наконец все-таки прыгнула - и неудачно. Немного не долетела до берега, и упала куда-то вниз, в траву. Бедная, так ее было жалко. Надеюсь, что она все-таки ничего себе не повредила и ребенок ее остался цел. Рейнджер рассказал, что как раз таких случаев и поджидают крокодилы: сидят в реке в этом месте затаившись и ждут, когда какая-нибудь неспортивная обезьянка упадет в воду , а обезьянки часто в этом месте переходят реку.

Короче, все были дико довольны, что увидели такое интересное зрелище, и что вообще удалось несмотря на ливень увидеть пробоскосов. И дождь уже стал казаться интересным приключением , и даже уже сделались довольны, что испытали на себе что это такое - плыть на маленькой лодочке посреди джунглей под потоками тропического ливня. Приплыли в лодж - мокрые-ее-еее….! Не то что до трусов – до внутренних органов. Ну и что. Обсушились, переоделись в саронги, поужинали вкусным ужином на свежем воздухе при свете масляных ламп ( ужин специально подается без электрического света, для создания атмосферы), вернулись к себе в комнату, включили вентилятор и проспали до утра как убитые.

Утром до завтрака успели еще немного погулять в джунглях позади лоджа. Но никого особенно не видели. Где-то высоко в ветвях прыгали обезьяны, но мы не сумели понять, какие именно , очень высоко они сидели. И еще, хотя самого слона мы и не видели, но слоном определенно пахло. Такой цирковой, навозный запах, довольно сильный, похоже, что слон проходил здесь совсем недавно.

Погода была отличная, и завтрак был накрыт на свежем воздухе - на открытой, нависающей над рекой террасе. После завтрака сразу отправились в путь. Сначала – немного на лодке по реке Кинабатанган до ближайшей деревни. Потом пересели в автомобиль и больше четырех часов проехали по дорогам штата Сабах до города Семпорна, расположенного на берегу моря Сулавеси. Там опять погрузились на катер и еще сорок пять минут мчались к месту нашего пляжного отдыха – острову Матакинг.

Если среди читателей есть дайверы, то они наверняка слышали про остров Сипадан – известнейший дайверский сайт. Любители подводных погружений съезжаются сюда со всего света, потому что это уникальное место, подобного которому больше в мире нет. Уникальность его состоит в том, что на некотором удалении от берега поверхность морского дна внезапно обрывается почти отвесной пропастью глубиной 10 километров! И вот там, на этом перепаде глубин скапливается огромное количество самых разных морских обитателей, в том числе акул и больших морских черепах. Столько черепах, сколько можно увидеть здесь за одно только погружение, в других дайверских местах можно не увидеть за всю жизнь.

На самом острове Сипадан отелей нет, поэтому туристы размещаются на более-менее близко к нему расположенных островах, и оттуда уже ездят на погружения к берегам Сипадана. Это острова Мабул, Капалай и Матакинг. Мы направлялись на выбранный мною после тщательного сравнительного анализа посредством интернета остров Матакинг.

Остров Матакинг расположен в море Сулавеси, которое является частью Тихого океана. От острова Сипадан он удален больше всех остальных островов, поэтому для дайверов может показаться не лучшим выбором. Но мы-то не дайверы. Мы – люди, которые очень любят плавать с маской и трубкой и одновременно не очень-то хорошо вообще умеют плавать. Поэтому я искала такое место, где коралловые рифы подходили бы максимально близко к берегу, так чтобы до них не надо было плыть 50 метров, а желательно можно было бы дойти пешком.

И остров Матакинг - это абсолютно то, что нужно. Даже лучше. Рельеф дна здесь такой, что примерно в пяти метрах от берега дно круто обрывается сразу на глубину 120 метров. И вот оттуда-то, с глубины, кто только не приплывает! Обрыв настолько крутой, что туда можно буквально прыгнуть, как в пропасть: вот ты еще стоишь ногами на земле посреди разноцветных кораллов, делаешь один только шаг вперед - и сразу же повисаешь над голубой уходящей вниз бесконечностью. Стоит сделать пару гребков вперед – и ты уже паришь, как в небе, а под тобой проплывают всякие морские существа, появляясь из ниоткуда, из синей туманной дали, и так же бесследно растворяясь в морской бездне. А ты сверху болтаешь над ними босыми ногами и чувствуешь себя, как в космосе. Как будто висишь в невесомости, а под тобой внизу целый мир.

И, что для меня немаловажно, абсолютно не страшно, так как знаешь, что стоит проплыть всего-то три-четыре метра в обратном направлении, как можно будет уже встать ногами на дно.

Кого мы только здесь не видели! Черепах здесь – как звезд на небе. Черепахи – это, безусловно, хит острова Матакинг. Огромные морские черепахи, величественные и неспешные, медленно взмахивая плавниками, как крыльями, выплывают прямо навстречу из глубины, смотрят на тебя маленькими мутными глазками, и проплывают себе дальше по своим черепашьим делам. Еще они любят сидеть на дне, в тех местах, где дно обрывается не совсем отвесно, а более полого. Тогда можно проплыть прямо у черепахи над головой, и она обязательно зашевелится, посмотрит наверх, оценит ситуацию, и в большинстве случаев, медленно взмахнув плавниками, уплывает от тебя подальше. Каждый день мы считали, сколько мы сегодня видели черепах. В один день видели целых 18 штук, в другой – 17, а меньше шести штук в день вообще не видели. И еще один раз видели, как шесть черепах плыли друг за другом гуськом, прямо как в мультфильме про рыбку Немо. Вблизи они довольно страшные, с этим своим кряжистым клювом; кажется, что таким клювом черепаха может запросто выдрать из купальщика клок живого мяса. Конечно, вряд ли она станет это делать, но все равно, когда они подплывали слишком близко, то делалось очень даже не по себе.

По количеству наблюдаемых морских обитателей я присваиваю острову Матакинг первое место в своем личном рейтинге. Несколько раз мы попадали внутрь приплывающих с глубины косяков больших синих рыб: врезаешься в такой косяк, и тебе навстречу мчится плотная толпа рыб, но все так ловко тебя обтекают со всех сторон, ни одна не заденет, хотя кажется, что в такой толкотне должны то и дело задевать. И вот так плывешь внутри косяка в сторону, противоположную его движению, а он все не заканчивается и не заканчивается, и думаешь: боже, ну сколько же их может быть? А еще огромные косяки маленьких серебристых килечек – текут внутри моря как самостоятельные серебристые реки. В них тоже интересно врезаться, они роятся внутри своего косяка как пчелы, и обтекают тебя серебристыми струями. А косяки каракатиц! Небольшие косячки или только черных, или только серебристых каракатиц плавают задом-наперед, болтая этими своими смешными щупальцами перед носом и посматривая испуганным круглым блестящим глазом на все вокруг. Они очень осторожные и врезаться в них не получалось.

Еще большие одиночные тунцы. Они плавают только на глубине, так что их огромные туши только мелькают силуэтами в синем тумане.

А барракуд сколько! Видимо-невидимо. Стоит только опустить голову в воду, и обязательно увидишь где-нибудь поблизости барракуду. Они держатся всегда высоко, у самой поверхности воды.

Еще огромные белые плоские рыбы-луны. Еще рыбы-леопарды в желто-черные пятнышки.

А сколько рыб-клоунов: маленькие , полосатые, красно-белые они плавают между развевающимися в воде щупальцами актиний, а актинии эти растут из губок, а губки таких ненатурально ярких и насыщенных цветов – фиолетовые, зеленые, розовые, и все вместе это так красиво, что просто глаз не оторвать.

А еще лежащие на дне розовые морские звезды, совершенно плюшевые на вид, как будто утонувшие детские игрушки. А еще какие-то алые развевающиеся типа цветы, похожие на тряпки, не знаю, что это такое было, но очень красиво. Остальное я подробно описывать не буду, это полный набор коралловых рифов: начиная от зарослей кораллов самых разных форм, расцветок и видов, и до огромного разнообразия разноцветных рыб, больших и маленьких. Этот коралловый лес полностью по кругу огибает остров , так что в любом месте можно заходить в воду, и обязательно будет на что посмотреть.

Дополнительный бонус этого места заключается в том, что остров Матакинг – это на самом деле два острова Матакинг, большой и малый. На большом Матакинге собственно и располагается отель, и еще остается примерно половина острова пустая. А маленький Матакинг вообще весь пустой, заросший деревьями и кустарником. Соединяются эти острова между собой песчаной косой, из песка белого, как снег, который на солнце так слепит глаза, что невозможно смотреть. Во время прилива эта коса полностью уходит под воду, и тогда добраться до малого Матакинга невозможно. Зато во время отлива , который очень удачно начинается утром и заканчивается к вечеру, можно совершить приятнейшую прогулку по узкой косе, по пути купаясь и собирая ракушки, а потом заняться сноркелингом у берегов малого Матакинга, где подводная жизнь еще более интересная и насыщенная, чем у берегов большого.

Мы обычно делали так: в одном направлении шли пешком, а в другом направлении плыли с масками и трубками. Наши заплывы могли продолжаться два-три часа непрерывно. То есть опускаешь голову в воду, и два часа подряд смотришь как будто документальный фильм про подводную жизнь. Даже можно никуда и не плыть, а просто зависнуть в интересном месте неподвижно, и они сами все мимо тебя проплывут.

В первый же такой продолжительный заплыв обгорели страшно. И только сзади. Вся передняя половина тела осталась незагорелая, а сзади – спина, бедра и особенно голени – прямо до мяса. И еще голова под волосами тоже сгорела. Впоследствии стали плавать в одежде, а я даже одевала на голову капюшон, прямо поверх маски. Вода безумно красивого цвета: у берега совсем прозрачная, так что обычным фотоаппаратом сквозь воду прекрасно получается сфотографировать все кораллы и рыб, потом цвет делается неестественно-голубым или в других местах бирюзовым, и наконец переходит в глубокий синий, тоже ненормально яркий и насыщенный. А какая теплая! В общем, все, что касается моря, солнца, песка и воды – безукоризненно.

А сам отель – не без странностей:

Сразу же скажу, что отель хороший. Большие деревянные бунгало в традиционном стиле стоят на берегу , на приличном расстоянии друг от друга. Перед каждым – собственный кусочек пляжа с собственными лежаками. Сразу же за полосой песка начинают расти большие деревья, и пальмы и какие-то пышные кустарники. Мы затащили наши лежаки в тень ближайшего дерева, и наблюдали, как в его ветвях как бабочки порхают желтые колибри. Так красиво. Еще в разгар дня погреться на раскаленные камни выползали большие ящерицы. Появлялись откуда-то из травы, невозмутимо огибали наши лежаки и шли себе спокойно на пляж, где и располагались отдыхать на камнях. Эти ящерицы даже больше похожи на крокодилов – настолько у них массивные туши, и пузатые животы, и лапами они перебирают при ходьбе в точности как крокодилы. А языком делают, как змеи – высовывают время от времени длинный узкий, как жало, язык далеко вперед. Вообще-то страшновато.

Внутри бунгало все очень большое: и комната, и ванна, и балкон-терраса с креслами для отдыха. Комната настолько просторная, что впору устраивать танцевальные вечера. В ванной комнате – душевая кабина, раковина, сушилка и собственно ванна, стоящая вдоль большого, во всю стену окна, которое можно закрыть деревянными жалюзи, а можно наоборот открыть и, принимая ванну, наслаждаться морским видом.

А какие здесь закаты! Наблюдать их можно хоть с пляжа, хоть с террасы бунгало, а хоть и прямо из ванной. И будет одинаково красиво.

В основном в этот отель приезжают дайверы, поэтому и атмосфера здесь царит дайверская (настоящие дайверы поймут, что я имею в виду). То есть – достаточно простая, без лишнего пафоса и подобострастия. Дайверы, которых большинство среди отдыхающих, целыми днями заняты своими погружениями, поэтому в других местах их почти что не видно, и это очень хорошо. Можно обойти весь остров кругом и так ни разу никого и не встретить. А уж на малый Матакинг кроме нас вообще почти никто и не ходил, только один раз мы застали там еще одну пару.

Кстати, для дайверов есть более дешевый вариант размещения - в стоящих несколько в глубине острова домах на несколько комнат. Там у них нет террасы и собственных лежаков, но им это и ни к чему.

Для них работает дайвинг –центр, где можно взять напрокат амуницию, или позаниматься с инструктором, оттуда они отплывают на лодках по своим дайверским делам.

Питание трехразовое плюс полдник, на который мы так ни разу и не ходили, поэтому не знаю, что там и предлагалось. На мой взгляд, даже и трехразовое – это многовато, куда еще полдник в себя пихать. Например, чтобы посетить обед, нам приходилось прерывать плавание, и это было немного жаль.

Еда вся вкусная. Шведский стол три раза в день.

На завтрак все обычное европейское плюс обязательно что - то из местной кухни – какая-нибудь жареная лапша с морепродуктами, или китайские пельмени, в таком духе.

На обед и ужин всегда что-то из курицы, что-то из рыбы, иногда говядина, всегда - огромные креветки, приготовленные разными способами. Всякие овощи - вареные, жареные, на пару, запеченные. Лапша или макароны. Пару раз была картошка. Суп. И всегда – огромная бадья пареного риса. Я удивляюсь, что этот рис довольно активно все ели, даже европейцы, каждый раз вычерпывали эту огромную прямо выварку чуть ли не до дна. Я лично только один раз брала рис. Чего это я буду есть рис, когда можно лучше побольше съесть креветок? Фрукты вкусные, а десерты так себе.

В перерывах между приемами пищи в ресторане всегда можно выпить чай, кофе или какао с печеньем. Плюс в номере чайник, и пакетики с чаем, кофе и сливками подкладывают постоянно. В целом едой остались очень довольны.

Теперь перехожу к странностям.

Для пятизвездочного курорта, а этот отель позиционирует себя именно как пятизвездочный курорт, администрация взяла излишне жесткий тон общения с гостями.

Во-первых, никуда нельзя в обуви. Даже по лестнице собственного бунгало подниматься в обуви запрещается – надо оставлять ее внизу под навесом. И уж конечно категорически запрещается находиться в обуви внутри своей собственной комнаты - на этот счет висит специальное объявление. Правда, в нем говорится, что особое исключение может быть сделано для гостей, имеющих проблемы с ногами. Какие интересно? И в ресторан в обуви нельзя. И на рецепцию в обуви нельзя. И в дайверский центр в обуви нельзя. И одновременно, чтобы вообще всюду ходить босиком - для этого тоже нет условий, потому что дорожки сделаны из каменных плит, по которым босиком особо не походишь. Поэтому приходится без конца то снимать, то надевать обувь. Это мелочь, но все-таки немного мешает.

Дальше. Все пляжные полотенца имеют на себе нашитые бирки с номерами, как в советской прачечной. Выдают эти полотенца под роспись, номера записывают в специальный журнал. Когда приходишь сдавать полотенце и брать новое - журнал открывают и сверяют номер: свое ли сдаешь? Или может украл соседское, а свое уже припрятал в чемодан?

Дальше. В нашем номере я нашла особую папочку, где было перечислено полностью все находящееся в комнате имущество - от чайной ложки до холодильника с телевизором, и даже покрывало с кровати, и антимоскитная сетка, которой у нас вообще не было. И по каждой позиции указана стоимость. Далее гостям сообщалось следующее: все это, уважаемые гости, находится в вашей комнате для вашего удобства, но если вы что-то испортите, или поломаете, или решите взять с собой(! Формулировка!) , то с вас будет взыскана соответствующая сумма. И подпись: Администрация.

Каково? Между прочим, отсутствующая у нас антимоскитная сетка была оценена в 700 рингит (около 200 долларов). И что это за администрация до такого додумалась? Тогда надо с каждым новым постояльцем проводить инвентаризацию и передавать имущество по акту сдачи-приемки. А то может это сама администрация заранее сворует чего-нибудь, а потом будет требовать с туристов компенсацию.

Еще у входа в ресторан висело объявление, тоже выдержанное в достаточно жесткой стилистике. Примерно так: уважаемые гости! Не приходите в наш ресторан в мокрой одежде, потому что ваша мокрая одежда портит нашу ротановую мебель, которая тут находится для вашего же, между прочим, удовольствия. И опять : Администрация. Вот так вот. Никаких там просьб, или пожалуйста не приходите , или мы будем вам благодарны, если вы вот так-то поступите… . Ничего похожего. Не приходите категорически – и все.

Не знаю, кому принадлежит этот курорт, но владельцу надо поработать со своей администрацией.

Больше никаких замечаний у меня нет.

Если для кого-нибудь алкоголь является непременным атрибутом хорошего отдыха, то берите алкоголь с собой. Тут все в этом отношении устроено по-мусульмански, и алкоголь в отеле не продается и не подается ни в ресторане, ни в баре. Нет, соврала, в баре есть единственный вид алкоголя - красное вино на розлив по бокалу. Мы попробовали, но вино оказалось не сухое, а крепленое. Очень на любителя. Других алкогольных напитков нет никаких, ни чистых, ни в виде коктейлей. Собственно, коктейлей вообще никаких нет, даже безалкогольных.

Большую часть гостей отеля составляют японцы и китайцы. Китайцы приезжают большими компаниями, для них в ресторане специально сдвигают столы в один длинный ряд, они приходят всегда все вместе, и галдят на весь ресторан, как галки, такой шум от них! А японцы тихие, все в креативных одеждах, модные. Две группы японских отдыхающих имели такой состав: один мужчина и с ним две молодые женщины. Мы смотрели на них, как они все время проводят втроем, и думали: в каких, интересно, отношениях они друг с другом состоят?

А как они смешно купаются! Они даже почти и не купались, а только фотографировались в разных позах на фоне моря. Один раз видели, как они, облачившись в оранжевые спасательные жилеты, пытались плавать в двух метрах от берега, где им было максимум по пояс.

А в другой день точно также вела себя и большая компания китайцев. Только помимо жилетов на них были еще и пластиковые шапочки для душа, и зайти в воду они не решились глубже, чем по колено , и столько шуму вокруг себя устроили. Из европейских отдыхающих были представлены Германия, Италия, и мы вдвоем из России. Но вообще европейцев было мало.

Отлично мы провели время на Матакинге. В последний перед отъездом вечер решили искупаться ночью при звездах. К берегу шли в полной темноте, подсвечивая себе маленьким ручным фонариком, который у нас был с собой. Вода теплая, неподвижная и какая-то даже густая. Заходишь в нее, как в молоко. Чуть только отойдешь от берега, как он сразу же исчезает в темноте, а над головой опрокинутое звездное небо с клубящимся туманом Млечного пути, и если поболтать руками в темной воде, то начинают вспыхивать маленькими светлячками пузырьки воздуха. А может, это были действительно какие-то светлячки, или флуоресцентные микроорганизмы, не знаю, но что-то там в воде определенно светилось маленькими точками.

Когда мы заходили в воду, то выключили наш фонарик и положили его на камень рядом с водой. А когда вышли на берег, то в темноте долго не могли найти, куда его положили, шарили руками по еще теплым камням. Эх, хорошо было! Я бы хотела когда-нибудь еще раз вернуться на остров Матакинг. А на следующее утро сели в катер и доплыли до города Семпорна, где сели в автомобиль и доехали до города Тавау, где сели в самолет и долетели до города Кота Кинабалу – да, опять Кота Кинабалу.

Это было наше последнее за эту поездку пребывание в Кота Кинабалу, который мне так ужасно понравился. За имеющиеся в нашем распоряжении полдня постарались успеть все самое главное: поплавать в бассейне, поесть в гонконгском ресторане гонконгской еды, погулять по ночному рынку и купить манго (на этот раз шесть штук, на прощание) и кое-какие сувениры.

В этот же вечер случилось невероятное. Не думала я, что когда-нибудь скажу такие слова, но я наелась манго. Почувствовала, что мне, пожалуй, достаточно. Даже не смогла доесть, и пришлось часть оставить на утро. Утром, конечно, доела, но подумала, что лучше бы я съела сейчас яблоко.

На этом мы прощались с Малайзией и перелетали в государство Бруней. Расположенное тут же на Борнео, совсем неподалеку . Путеводители сообщали, что Бруней живет по строгим законам шариата, что одеваться надо скромно, в обязательном порядке женщинам закрывать плечи и колени, никаких маек и никаких шорт. Что ввезти с собой в страну можно один литр алкоголя на человека, а в самом Брунее продажа алкоголя запрещена законом. Подготовившись соответствующим образом, т.е. одевшись в закрытое и взяв с собой одну бутылку мартини, приехали в аэропорт. Лететь предстояло самолетом Королевских авиалиний Брунея. Исламом повеяло еще при посадке в самолет - стюардессы оказались одеты в головные платки. На время демонстрации правил одевания спасательных жилетов они эти платки, правда, сняли, но потом сразу же надели обратно. Дальше, как это обычно бывает, к пассажирам обратился командир экипажа: рады вас приветствовать на борту Королевских авиалиний Брунея, наш полет в Бандар-Сери-Бегаван продлится 40 минут, ну и дальше обычные в таких случаях трали-вали. А потом и говорит: А теперь перед взлетом давайте все вместе помолимся.

И тут на экранах телевизоров появляется изображение главной мечети Брунея, и арабской вязью начинает транслироваться текст молитвы, и одновременно по радио тоже начинается трансляция : О Бэсмэлла Рахманн Рахим… и так далее минуты на три.

Каково? Предложение помолиться перед началом полета, исходящее именно от командира экипажа, звучит особенно обнадеживающе.

Тем не менее, долетели вовремя и без приключений. То ли действительно аллах помог, то ли пилот себя все-таки недооценивает.

Теперь надо было сразу же легализовать привезенную с собой бутылку мартини. В аэропорту этим занимается специальная служба по контролю за ввозом алкоголя. Каждый иностранец , как я уже сказала, имеет право ввезти с собой в Бруней один литр алкогольных напитков. При этом на каждую бутылку необходимо заполнить специальную декларацию в двух экземплярах. Именно на каждую бутылку, и если, например, этот литр состоит из четырех бутылок, допустим, пива, то тогда надо заполнить декларацию восемь раз. Один экземпляр остается на таможне, а второй, с печатью, надо взять с собой и хранить как зеницу ока – это доказательство, что алкоголь ввезен в страну легально. Подписывая эту декларацию, иностранец обязуется употребить ввозимый алкоголь только в месте своего постоянного пребывание ( в гостиничном номере или в квартире) и только лично: никому его не дарить, не продавать, никого им не угощать. В самом Брунее алкоголь купить нельзя нигде.

Потом взяли такси, быстро доехали до нашего отеля Шератон, и приготовились начать знакомство с государством Бруней.

Вообще, Бруней – совсем не туристическое государство. Настолько не туристическое, что в столице, городе Бандар-Сери-Бегаван, есть только один отель – Шератон. И еще один огромный роскошный отель есть в 10 км от города, но мы решили в нем не селиться, потому что неудобно будет добираться в центр. Да и дорогой он слишком.

Достопримечательностей особых в Брунее нет, пляжный отдых по причине государственного шариата не практикуется, так что массовому туристу, в принципе, и занять себя нечем. Поэтому сюда заезжают только отдельные любознательные люди, которым интересно, как устроена жизнь в самых разных уголках планеты.

Брунеем, как известно, правит султан Брунея, который какое-то время назад был самым богатым человеком на Земле, опередив Била Гейтса и кого-то там еще. Сейчас султана немного оттерли от первенства, но все равно он пока держится молодцом и все еще очень богатый. Все богатство Брунея – от нефти.

Нынешний султан Брунея по имени Хассанал Болкиах правит страной непрерывно с 1967 года. Недавно он судился со своим младшим братом, которого обвинил в растрате нескольких миллиардов долларов. Понятное дело, что суд он выиграл, а что стало с провинившимся братом нам узнать не удалось. Султан сам лично назначает и контролирует кабинет министров, а также такие экзотические органы государственной власти как Религиозный Совет, Тайный Совет и Совет Престолонаследия.

Да, полное официальное название государства Бруней - Бруней-Даруссалам. Что переводится как Бруней - оплот мира . Да, такого вот они о себе мнения. Довольно смелого.

Путеводитель сообщал, что по большому счету в Бандар-Сери-Бегаване есть только две достопримечательности: Центральная мечеть и деревня на воде Кампунг-Айер. Плюс еще дворец султана, доступ в который открывается только на три дня в году, в сентябре , в день рождения султана. Тогда совершенно любой житель страны, и иностранец тоже, может свободно попасть во дворец и осмотреть его ошеломляющую роскошь. Плюс султан лично пожимает руку каждому посетителю. Но так как был не сентябрь, а апрель, то нам предстояло ограничиться мечетью и водной деревней. На карте город Бандар-Сери-Бегаван выглядел довольно внушительно. Наметив маршрут, мы первоначально даже собирались взять такси, но потом решили все-таки отправиться пешком, решив, что если по пути совсем уж выбьемся из сил, то поймаем такси прямо на улице. Выйдя из отеля и пройдя 200 метров вперед по улице, мы обнаружили, что половина карты уже пройдена.

Оказалось, что город совсем небольшой, все буквально рядом. И, что нас поразило, выглядит он почти безлюдным. Где население – непонятно. Пешеходов почти совершенно нет. Широкие тротуары абсолютно пустые. Если где-то вдруг замаячит фигура одинокого пешехода, то это с вероятностью в 90 % окажется редкий иностранец. Кафе, рестораны, маленькие магазинчики, которых вообще-то довольно много, тоже все стоят пустые. Непонятно, для кого они существуют и на чем зарабатывают. Люди начинают попадаться только в самом центре, рядом с магазинами, а по большей части – внутри них.

Женщины любого возраста одеты все одинаково: в длинных, до пят, цветастых платьях прямого фасона, и закрывающих волосы и уши головных платках. Расцветка платья ужасно безвкусная почти у всех, какие-то аляпистые крупные цветы, некрасиво. И женщины сами в массе своей тоже некрасивые, с приплюснутыми рыбьими лицами. По-другому выглядят только китайские женщины, они одеваются в обычную одежду, пусть и скромную. Ни разу мы не встретили, даже среди иностранцев, женщины в шортах, или с открытыми плечами, или даже хотя бы в майке.

Местное население, как мы уже поняли, пешком не ходит, а передвигается почти исключительно на автомобилях. Поэтому для пешеходов ничего не продумано, и они сильно ущемляются в правах. Например, тротуар может совершенно внезапно оборваться ничем. То есть – шел-шел человек по тротуару, и вдруг тротуар упирается в проезжую часть и заканчивается. Впереди – ни пешеходного перехода, ни другого тротуара в обозримой близости. Куда хочешь – туда и девайся. Разворачивайся и иди назад. Или еще: пешеходные переходы зачем-то делаются раздробленными на 3-4 отдельных маленьких участка, каждый не длиннее 2 метров, но зато со своим отдельным светофором. Причем светофоры эти включаются несогласованно, и чтобы перейти совсем неширокую дорогу, может потребоваться довольно много времени. Сам город неплохой. Много цветов, есть очень красивые современные здания. Всюду чисто. Правда странно, что вместо ограды часто используется колючая проволока. В центре города какое-нибудь государственное учреждение, музей, или даже просто жилой дом по непонятной причине огораживается прямо-таки тюремными заборами, состоящими из нескольких рядов натянутой колючки. Это тем более странно, что преступности здесь никакой нет, и можно совершенно спокойно ходить в одиночестве где угодно всю ночь напролет.

Мы первым делом направились в мечеть. Мечеть Омар-Али-Сайфутддин находится в самом центре города, на берегу искусственного озера. На ее строительство было потрачено какое-то сумасшедшее количество денег, снаружи у нее покрытые золотом купола, а внутри все отделано итальянским мрамором, шанхайским гранитом, мозаикой из венецианского стела, а полы устланы дорогими коврами. Немусульман пускают внутрь только в перерывах между молитвами, и ходить где угодно внутри им не разрешается, а только лишь по расстеленной поверх ковров дорожке, при попытке сойти с которой служитель тут же делает замечание.

Мужчины могут заходить в своей одежде, если это не шорты и не майка. А женщинам выдают (бесплатно) черный балахон до пят с длинными рукавами и черный платок на голову. Вид получается траурный, зато есть в чем сфотографироваться. И еще при входе надо записаться в книге посещений. Служители в мечети очень доброжелательные, предлагают свою помощь при фотографировании, расспрашивали нас откуда мы приехали и как нам нравится Бруней. И никаких денег за это не ожидали, это было видно. Когда муэдзин начинает с минарета зазывать на очередную молитву, то его песня слышна почти по всему Бандар-Сери-Бегавану, и сразу же начинают подтягиваться со всех сторон люди, в основном мужчины.

Вторая и, в принципе, последняя достопримечательность Бандар-Сери-Бегавана - это деревня на воде Кампунг-Айер. От мечети до нее оказалось пять минут пешком, хотя на карте расстояние опять выглядело внушительным. Это одна из крупнейших подобных деревень в мире, в ней проживает около 30 тысяч жителей. Собственно, непонятно, почему она называется деревней, - на мой взгляд, это просто часть города. Красивый вид открывается уже прямо с набережной: река Бруней в этом месте разливается очень широко и похожа на озеро, по водной глади во всех направлениях снуют множество маленьких лодочек, и дома на сваях с расстояния тоже смотрятся очень красиво – покрашенные яркими красками, с развевающимся разноцветным бельем и выставленными на открытые террасы цветочными горшками.

Стоит только редкому туристу приблизиться к парапету набережной, как к нему тут же устремляется несколько лодочек, владельцы которых наперебой предлагают экскурсию по водной деревне. Надо соглашаться обязательно, потому что это – самое интересное, что есть в Бандар-Сери-Бегаване.

Все постройки в деревне, в том числе школы, мечети, больницы, муниципальные учреждения, магазины и просто жилые дома, построены на вбитых в дно реки сваях. Всего в эту деревню входит 28 как бы поддеревень, между которыми сообщение возможно только по воде на лодках. Внутри же каждой такой поддеревни постройки соединяются между собой шаткими деревянными мостками, так что в гости к соседям можно добраться посуху. Мы причалили к одной такой группе домов и немного походили по территории. Как раз закончились занятия в расположенной здесь школе и дети начали расходиться по домам: те, кто живут здесь же, отправились пешком по мосткам, а те, кто приплыл из других частей деревни, направились к причалу и сели там в ожидании лодки. Школьная форма выдержана в мусульманских традициях: у девочек длинные, до пят, синие платья и белые головные платки, полностью закрывающие волосы и уши, у мальчиков тоже что-то сине-белое, вроде как белые брюки обернуты вверху чем-то синим, типа короткой юбки, и на голове маленькая черная шапочка-пирожок.

Дома, снаружи производящие не самое лучшее впечатление, внутри оказались на удивление благоустроенными. Наш гид, он же владелец лодки, предложил за дополнительную плату посетить его собственный дом, и мы согласились. Снаружи этот дом - сарай сараем, а внутри – прямо хоромы. Во-первых, помещения просто огромные, здесь можно было бы устроить промышленный склад, а не дом для 14 человек. Потолки высотой самое малое три метра, коридор такой ширины, что можно проехать на автомобиле, гостиная площадью метров 60, и плюс еще 7 комнат, в которые мы не заходили. Внутри очень чисто, все в искусственных цветах, мягкая мебель в каких-то розовых, в оборочках накидках. В гостиной друг напротив друга стоят четыре телевизора, по два с каждой стороны. Интересно, зачем ставить рядом два телевизора? И плюс еще в отдельном аппендиците стоит установка для караоке и вокруг мягкие диваны. Короче, живут как сыры в масле. Да, а на террасе перед домом у них еще стояли три аквариума с приговоренными к съедению большими живыми рыбинами.

Отсюда, из деревни, открывается очень красивый вид на мечеть и на дворец султана: над частоколом стоящих на сваях деревянных построек горят на солнце золотые купола собора и такая же крытая золотом крыша султанского дворца. Если проехать всю деревню насквозь и продолжать плыть по реке Бруней, то почти сразу же начинаются мангровые заросли. Река сужается, начинает слегка петлять, а берега сплошь покрываются мангровыми деревьями, стоящими прямо в воде на этих своих страшных множественных ногах, как будто чудовища из фильмов ужасов. Здесь, прямо в черте города, тоже живут обезьяны-пробоскосы, и мы видели их, скачущих высоко в ветвях. Еще видели сидящих на стволах больших ящериц и ядовитую змею, свернувшуюся в полосатый желто-черный клубок. Лодочник сказал, что в реке есть крокодилы, но крокодилов мы не видели.

Ну вот, собственно, и все. На осмотр государства Бруней нам хватило одного дня.

Вечером пошли на ночной рынок. Думали, что это будет что-то похожее на Кота Кинабалу, ожидали толпы и шума. Но нет, ничего похожего: рынок, как и весь Бандар-Сери-Бегаван, оказался полупустой. Вроде и торговцы есть, и лотки с едой расставлены, а покупателей очень мало. Так, ходит кое-кто вяло между прилавками, да пару человек едят что-то за уличными столиками. И продавцы какие-то тихие, вялые, неинтересные, ничего не выкрикивают, не зазывают. Непонятно, для чего этот рынок, тут, по-моему, много не наторгуешь.

На следующий день пошли на обычный городской рынок, который в путеводителе анонсировался как крупнейший, - и то же самое. Продавцы в принципе есть: рыба свежая и сушеная (сушеная - целыми мешками и большими корзинами), много разных овощей, огромные вытянутые в длину клубни не знаю чего, горы зелени, очень красивые лепестки лотоса на развес (их добавляют в еду), - а покупателей кот наплакал.

И так всюду. Если мы заходили в кафе или ресторанчик, - то оказывались или в полном, или почти в полном одиночестве. На центральной площади рядом с мечетью и торговым центром – прекрасная большая площадь с фонтаном посередине и роскошной мозаикой под ногами, - такое место, что только тут и тусоваться молодежи, - ни души. Кое-какие люди есть внутри самого торгового центра, но тоже не сказать, чтобы много. Самое большое скопление людей было в продуктовом супермаркете , но и тут до очередей в кассы не доходило. Не знаю, где прячутся жители государства Бруней. Должно быть, сидят по домам. Женщинам, наверное, не положено по улицам таскаться, а мужчинам, наверное, просто не хочется. Много плавали в бассейне нашего Шератона. Бассейн отличный, глубокий и, самое главное, так толково сделан, что большую часть дня находится в тени. Потому что жара в этом Брунее ужасная. Вокруг бассейна вместо лежаков - очень удобные мягкие диваны с россыпью подушек, и обивка из такого материала, что можно ложиться на них прямо в мокром купальнике. В спинке дивана – складной полотняный тент, примерно как в кабриолете: можно его раскрыть и оказаться как бы домике , в тени, а если кто хочет загорать, то можно не раскрывать. Шикарная вещь, я первый раз такие диваны видела. И еще, как только ты выходишь к бассейну, то сразу же подается совершенно бесплатно стакан воды со льдом и такая брызгалка с водой, типа как цветы опрыскивать, - это чтобы освежать свое потное тело. Бассейн расположен позади отеля, в глухом дворе за высоким забором – это чтобы ниоткуда снаружи нельзя было заглянуть и увидеть плавающих в непотребном виде иностранных женщин. Мусульманские женщины вообще не купаются, а если приезжает мусульманская семья, то детей купаться выводит только муж. И вот он резвится с детьми в воде, а она, бедная, сидит с ног до головы одетая, в платке, на дикой жаре и якобы сильно радуется такому семейному отдыху. Мой вывод относительно государства Бруней такой, что быть рядом и не заехать сюда – просто глупо. Но затягивать визит дольше двух-трех дней совершенно ни к чему.

На этом наше путешествие подошло к концу. Из Брунея взяли курс на Сингапур, а из Сингапура домой в Москву. Причем летели рейсом Сингапур-Хьюстон через Москву.

Летели и думали: зачем все эти люди летят в свой Хьюстон через Москву? Из Сингапура до Москвы лететь десять с половиной часов, потом в Москве им ждать самое малое час, а то и два, и потом еще из Москвы до Хьюстона – тоже часов двенадцать. Не ближе ли им было лететь в противоположном направлении, например, через Токио? Подумала, может я что-то путаю, приехала домой – посмотрела глобус: точно! этот Хьюстон прямо рядом с Мексикой! И при чем тут Москва?

Бешеной собаке –семь верст не крюк.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
     
     
   
     
     
 
 
     
     
 
 
     
     
 

Из жизни страны:

История Лабуана

News image

Лабуан был частью индуистской империи Маджапахит, и в XIV веке попал во владения Брунейского султаната. В 1840 англичане стали использо...

 
     
     
 

Авторизация

 
     
     
 

Погода

 
     
     
 
News image News image News image News image News image News image News image News image News image News image
 
     
     
 

Новые впечатления:

News image

Отдых в Малайзии с детьми

В Малайзии отдых проходит спокойно и неспешно, а потому идеально подходит для семей с детьми. Там вы сможете найти первозданную красоту и богатое культурное нас...

News image

Отзыв об отеле The Westin Langkawi Resort &

отзывы об отдыхе в Малайзии Расположение Отель находится в бухте недалеко от столицы о Лагкави( г Куах) - пешком где-то 20мин ,на такси - 10ргт( около 1...

News image

Отзыв об отеле Holiday Villa Langkawi (Лангкави,

зеленый Расположение рядом есть акванариум и множество ресторанов Территория отель средных размеров,зеленый,бассейнов 2 взрослый с джакузи и детск...

News image

Новый год в Малайзии

Если вы устали от встречи Нового Года дома, и вы мечтаете о незабываемых впечатлениях, тогда направляйтесь встречать Новый Год в Малайзию. Вас ждёт незабываемый...

 
     
     
 

Отели Малайзии:

Hydro Majestic, остров Пинанг

News image

Отель категории 3*, расположен на лучшем пляже Пенанга - Batu Ferringhi. Рядом расположены многочисленные бары, рестораны, ночной рынок. В 15 минута...

Tuaran Beach Resort, о. Борнео

News image

Отель категории 3*, расположен в 40 минутах езды на машине от города Кота-Кинабалу в штате Сабах, Малайзия. Количество номеров: 150 В номере ...

Sheraton Imperial, Куала-Лумпур

News image

Отель категории 5* расположен на одной из центральных улиц Куала-Лумпура, в пешеходной досягаемости от главных торговых районов Bukit Bintang, Putra...

Hotel Maya Kuala Lumpur, Куала-Лумпур

News image

Отель Maya находится напротив башен-близнецов Петронас Твин Тауэрс, в 5-ти минутах езды от конгресс-центра Куала-Лумпура и торгового центра Pavilion...

 
     
     
 

Интересные факты:

News image

Машина времени

В начале XIX века проект строительства первой английской железной дороги из Дарлингтона в Стоктон встретил большое сопротивление: в парламенте опасались, что она повредит лисьим норам и распугает ли...